<< 

Зарисовки об Энакине.


Атри


Учитель и Ученик

Дыхание Оби-Вана было ровным, еле различимым, но Энакин знал, что тот не спит. Кеноби лежал на спине. Несмотря на темноту, можно было рассмотреть его профиль на фоне стены…
Скайуокер перевернулся на бок. Сырая койка пахла гнилым тряпьем, но его это заботило мало. Он быстро приспосабливался к любым условиям. Быстро и достаточно легко.
Кеноби заворочался, хрипло кашлянул… Энакин знал, что вот сейчас больше всего на свете его Учитель хотел, чтобы он с ним заговорил. Лежал и ждал этого, и даже полусознательно кашлянул, чтобы показать, что не спит.
"Какая ирония, как говорит Канцлер…"
Действительно, какая ирония… Вот именно сейчас Кеноби понадобилось то, что он мог беспрепятственно иметь все девять лет, что ему предлагалось даром и что теперь было совершенно невозможно – доверительные отношения со своим Учеником…
Энакин и не думал начинать разговор. Он лежал и молчал, равнодушно прислушиваясь к дыханию Оби-Вана. До его душевных терзаний ему не было никакого дела.
- Ты спишь?
- Теперь уже точно нет.
Кеноби хмыкнул. Слегка нарочито. С ним такое случалось довольно часто в последнее время – он словно бы пытался обмануть самого себя и сделать вид, что между ними все как раньше и нет никакой невидимой стены…
- Я тебя так и не спросил, как там было… - сказал он вдруг. - Потом был Геонозис…
Скайуокер промолчал.
- Мне стоило серьезнее относиться к твоим снам.
- Проехали.
Кеноби спустил ноги с койки на грязный пол и включил фонарик. Глаза у него были больные.
Энакин смотрел на него молча и совершенно равнодушно. Ему вспомнился разговор с Палпатином двухлетней давности…

Твой Учитель живет, думает и чувствует по один раз выученной инструкции, и у него получается. А ты постоянно провоцируешь его чувствовать что-то, не вписывающееся в эту инструкцию. За такое можно возненавидеть...

- Ты винишь меня в смерти матери?
- Нет.
- Почему?
- Потому что моя жизнь - моя ответственность. Я мог полететь к ней. Вопреки всему.
Кеноби вскочил с койки. Он весь трясся как в лихорадке…
- Ты… Ты никогда не даешь мне… Почему ты не можешь нормально?! Скажи мне, что это я виноват! Скажи мне это!
Энакин сел, откинулся на холодную стену и расхохотался. Отсмеявшись, он снова посмотрел на замершего посредине комнаты опешившего бледного Кеноби.
- Это смешно, - сказал он в качестве объяснения.
- Что смешно? - тупо спросил Оби-Ван.
- Смешно то, что ты родился свободным, а я рабом. И вот из нас двоих раб именно ты. И выбор это твой собственный. Добровольный. Так что можешь посмеяться вместе со мной.
Не дожидаясь какой-либо реакции на свои слова, Скайуокер сунул ноги в ботинки и встал. Хотелось на свежий воздух… Уже открыв дверь он, повинуясь какому-то внутреннему порыву, обернулся. Кеноби простоял, так и не шелохнувшись, словно в забытьи. Его по–прежнему лихорадило. Почувствовав на себе взгляд, он вздрогнул.
- Ты мне как брат, Энакин…
Сколько там всего билось внутри…
"Он убьет меня когда-нибудь."
Постояв немного, Скайуокер развернулся и, так и не сказав ни слова, вышел из комнаты.



Личные мотивы

Она очень хорошела, когда сердилась… На щеках загорался румянец… В общем это было довольно чувственное зрелище...
- Эни, ты меня слушаешь?
- Угу...
Падме прервала свой бег по комнате и сложила руки на груди.
- Он вычитал меня как пятнадцатилетнюю девочку!!! Ты можешь себе это представить?! Ты бы слышал, каким тоном он…
- Ну, Палпатин же был когда-то твоим ментором. И честно говоря, в данной ситуации…
- Ты на чьей стороне, скажи, пожалуйста?
- Стараюсь быть на стороне здравого смысла.
- А здравый смысл у нас почему-то всегда каким-то интересным образом на стороне Палпатина.

Мда… Эта тема была последнее время неиссякаема…

- Падме, вот чего я не могу понять, так это того, как вы вообще умудрились попасть в центр этой межкорпорационной разборки? Если я не ошибаюсь, ни у кого из вас нет даже приблизительно экономического образования, не говоря уже о знаниях в области добычи и переработки тарфа. Или я чего-то не знаю о сенаторах Иблисе и Органе? Органа - так тот, на мой взгляд, исключительно декоративный…
Падме перевела дух и вступила в бой с новым запалом:
- Бейл - прекрасный человек. Честный, открытый, принципиальный… Настоящий республиканец по своим убеждениям. И некоторые, кстати, могли бы еще очень многому у него поучиться.
- Угу... Настоящий республиканец. Именно поэтому на Альдераане монархия... И как, интересно, его честность и принципиальность компенсируют отсутствие каких-либо знаний о тарфе или экономике сектора?

Он хорошо знал это выражение лица, оно называлось «я взрослая женщина и опытный политик».

- Ты просто не знаешь, о чем ты говоришь. Ты не политик, ты не можешь оценить ту работу, которая была нами проделана. Причем тут этот тарф, когда речь идет о сохранении республиканских ценностей?

Верховный Канцлер был не в духе. Это было понятно уже по тому, какие большие глаза сделала Слай Мур.
Энакин зашел в кабинет и поклонился.
- Садись.
Время шло, а разговор Палпатин все не начинал... и, похоже, начинать не собирался.
- Сенатор Амидала много думает об этой ситуации с тарфом... - сказал Энакин как можно более нейтрально.
Канцлер отложил датапад в сторону и откинулся на спинку кресла.
- Какое совпадение, - Палпатин отбил пальцами дробь о край стола, положил локти на подлокотники кресла и соединил кисти рук перед собой. - «Красивая женщина» - это еще не профессия.
С этим, конечно, было не поспорить...
- Ваш с ней разговор ее сильно расстроил…
Ожил коммуникатор на столе:
- Ваша Светлость, сенатор Бел Иблис ожидает в приемной.
- Пусть войдет. Еще один человек, которого я сейчас расстрою… Можешь остаться, если хочешь. Посидишь в углу, почитаешь. Но ненавидеть он тебя потом будет до конца жизни. Это я могу тебе гарантировать.
Энакин равнодушно пожал плечами.
- Переживу. Одним больше, одним меньше…

Сенатор Гарм Бел Иблис прошел прямо к столу и холодно поздоровался:
- Канцлер.
Сесть Палпатин ему не предложил, что, конечно, не осталось незамеченным. Особенно на фоне сидящего Энакина.
- Сенатор, будьте так добры, просветите меня, пожалуйста, чем комиссия по наблюдению за решением внутренних вопросов в секторе Арис, которую вы возглавляете, занималась в течение последних двух с половиной месяцев?
Бел Иблис раздраженно оглянулся на Скайвокера.
- А его присутствие обязательно?
- Да. У меня нет никаких секретов от Ордена джедаев. Надеюсь, у вас тоже. Я слушаю.
- Я не понимаю, Канцлер, почему вы спрашиваете об этом меня. Если вас интересует эта информация, вы можете затребовать отчет о работе комиссии у нашего секретаря.
- Я так и сделал, - Палпатин взял со стола отложенный ранее датапад и продемонстрировал его сенатору. - Шестьдесят две страницы мелким текстом, но я все равно не могу ответить себе на этот вопрос. А также на ряд других. Например, как вы умудрились потратить за это время семьсот пятьдесят тысяч.
Бел Иблис сжал зубы так сильно, что у него побелели скулы, и произнес с еле сдерживаемой яростью:
- Вы обвиняете меня в воровстве?
- Нет, я обвиняю вас в непрофессионализме. И в растрате бюджетных денег.
- Вы не смеете говорить со мной в подобном тоне.
- Я буду с вами говорить так, как посчитаю нужным. Вместо того, чтобы послать экспертов, ваша комиссия провела тридцать шесть заседаний обсуждая вопросы, в которых никто из ее членов не компетентен и потратив на весь этот процесс семьсот пятьдесят тысяч. Но я был даже готов закрыть на это глаза, полагая, что у вас хотя бы хватит здравого смысла ограничиться теорией и оставить практику специалистам. Но что вы делаете в итоге? Вы вместе с сенаторами Амидалой и Органой летите на Арис-1, проводите там прекрасную неделю и, абсолютно ничего не зная ни о специфике добычи и обработки тарфа, ни об особенностях добывающей промышленности сектора в целом, ни, по-хорошему, о структуре экономики Республики вообще, исходя исключительно из личных симпатий, способствуете подписанию договора, который останавливает работу металлургических предприятий в четырех секторах, что в итоге обходится государству в полтора миллиарда.
- Не всегда деньги стоят на первом месте, Канцлер. Есть вещи куда более важные.
Палпатин взглянул на сенатора с нескрываемой иронией.
- У меня предчувствие, что правительство Кореллии ваши взгляды на суетность и тленность материальных ценностей не разделит. Я передал ему всю информацию о вашей финансовой деятельности с требованием о вашей отставке.
- Вы не имеете права требовать моей отставки без решения Сената, - процедил Бел Иблис сквозь зубы.
- Имею. Видимо ваша память вас подводит – Сенат дал мне неограниченные полномочия.
Взгляд сенатора налился ненавистью.
- Вы облили мое имя грязью, опозорили меня перед моим народом. Вы за это заплатите. Рано или поздно, - произнес он медленно, чеканя каждое слово.
- Я вас больше не задерживаю.

Энакин задумчиво посмотрел на закрывшуюся за Бел Иблисом дверь.
"Похоже, у Падме особых причин расстраиваться нет. Пока..."



Другая сторона
временной промежуток: эпизод 2

Часть 1

- Ты так и думаешь стоять посреди кабинета? - Верховный Канцлер устроился в кресле за столом, по привычке соединив кисти рук перед собой. - Ждешь, что я выставлю тебя за дверь?
Энакин действительно этого ждал. Как и вызова охраны. Это была бы вполне адекватная реакция нормального человека на признание в массовом убийстве, совершенном в здравом уме и трезвой памяти.
Можно было соврать. Можно было вообще ничего не говорить.
Можно было.
Просто Канцлер был единственным человеком в галактике, кроме… По сердцу моментально полоснуло раскаленным лезвием – «кроме» больше не существовало.
И огня над деревней тускенов было мало. Слишком мало.
Теперь Палпатин был единственным человеком, которому Энакин не хотел врать. Даже невзирая на возможные последствия. И он рассказал. Все. И, не дожидаясь какой-либо реакции, отправился в больницу на протезирование.
- Честно говоря, не думал, что вы меня примете…
- Садись.
Поколебавшись, Энакин прошел к креслу и опустился в него. Металлические пальцы шаркнули по широкому подлокотнику.
- Как рука?
- Привыкаю, - губы искривила холодная ироничная усмешка, которую Кеноби так терпеть не мог. Но другой у него уже давно не было. - Это ничего – в следующий раз я что-нибудь от Дуку отрежу.
- Лучше уже сразу голову… - проговорил Палпатин и, заметив его удивленный взгляд, усмехнулся с не меньшей иронией. - А что, тебе не хочется этого сделать?
Энакин дернул плечом. Конечно, если подумать…
- Вообще, после Геонозиса я бы никого из вашей компании даже во главе десятка новобранцев не поставил.
- Я не всегда бываю таким идиотом.
- Это правда - не всегда… Ты просто так зашел?
- Нет. Я хотел кое о чем у вас спросить… О том, что сказал Дуку...
Он столько раз в мозгу прокручивал этот разговор, пытаясь выстроить его так, чтобы не получилось очень уж… некорректно, но как сделать «корректно» так и не придумал.
- О чем именно?
Прекрасно. Канцлер похоже не собирался облегчить ему задачу.
- О том, что Сенат находится под контролем владыки ситхов.
В этот раз в усмешке Палпатина иронии было куда больше.
- Я думаю, что граф большой фантазер. Особенно касательно словосочетания «владыка ситхов». Даже не представляю, как можно контролировать такое огромное количество существ совершенно разных рас, с абсолютно разной психикой… Немного манипулировать - это другое дело, но контролировать …
Ну да: глупо было ждать, что Палпатин добровольно признает себя марионеткой. Это было вполне понятно. Но ему необходимо было выяснить все, что можно.
- Может быть вы все-таки кого-то подозреваете?
Канцлер откинулся на спинку кресла и беззвучно рассмеялся.
- Ты, джедай, спрашиваешь меня, не считаю ли я кого-нибудь ситхом? Впрочем, зная, какой ты джедай… Не логичнее ли поинтересоваться у Совета Ордена? Или пока подозреваемых нет?
- Пока нет. Но мы точно знаем, что ситх существует и что он на Корусанте.
- Дуку мог и соврать.
- Я ему верю, - упрямо сказал Энакин.
- Ну, допустим.
- Ситх точно существует, - он встал и сделал несколько шагов по кабинету. - Я знаю. Чувствую…
Энакин остановился.
- Вы совсем никого не подозреваете?
- Знаешь, - протянул Канцлер задумчиво, - если отбросить влияние на Сенат, то под классическое описание ты подходишь больше всех.
Он сам поразился, насколько ничего в нем не отреагировало на это заявление. А стоило, наверное, оскорбиться... Абсолютно ничего. Никаких чувств.
Его взгляд стал совсем ледяным.
- Вы только с Орденом этим не делитесь, пожалуйста.
- Не буду. И если у меня появятся еще какие-нибудь соображения, я дам тебе знать.


Часть 2

Адмирал склонился над голограммой сектора и прищурился, став похожим на хищную птицу.
- Ваш Орден, Скайвокер, вряд ли это одобрит… - Киллиан закусил нижнюю губу и принялся ее жевать, не сводя глаз с освещенной с одного бока сферы Зуарры.
Искушение было слишком большим: охотничий инстинкт - необходимость отпустить уже загнанную в угол жертву требовала от адмирала по истине сверх усилий.
- Ситх с вами… Но нам понадобиться подкрепление. Кого вы предлагаете?
- Таркина.
- Он не пойдет на эту авантюру, Скайвокер.
- Я с ним договорюсь.
Киллиан выпрямился, хрустнув спиною. Достал из шкафчика пузатую бутылку и громко стукнул ее об стол. Как ни странно, среди плывущих над столом пяти планет сектора Зуарры бутылка смотрелась вполне органично.
Энакин отметил про себя, что раньше адмирал никогда не предлагал ему выпить. Что говорило о переходе их отношений на другой качественный уровень.
Словно прочитав его мысли, Киллиан дернул уголком рта – улыбнулся, значит.
- После Келты я решил, что с вами, Скайвокер, и напиться не зазорно.
- Я это ценю, адмирал.
Пойло было еще то. Горло тут же охватило огнем. Впрочем, бывало и хуже…
Адмирал сразу же налил по второй.
- Я постоянно забываю, что вы-то по сути совсем мальчишка... Сколько вам? Двадцать два? Двадцать три?.. Вы хоть были когда-нибудь этим самым мальчишкой?
- Не помню.
Киллиан хмыкнул.
- Думаете, Скайвокер, что у меня приступ неконтролируемой откровенности?
- Нет.
- И правильно… - и глазом не моргнув, адмирал с размаху вылил содержимое стакана себе в горло. – Меня бесит то, что я обязан беспрекословно выполнять любые приказы джедаев.
Голос адмирала звучал так, словно бы пил кто-то другой. Видимо сказывался большой опыт.
Энакин спокойно выдержал его взгляд, не торопясь сделал глоток.
- Мои приказы вас тоже бесят?
Улыбка у Киллиана была как бритва.
- Бесили бы, Скайвокер, я бы с вами не пил.

***

Энакин бухнулся на койку и уставился в еле различимый металлический потолок. Сжал зубы, сильно, до боли в скулах.
Необходимость выполнять приказы Ордена бесила не только адмирала Киллиана.
- «Нет эмоций – есть покой, нет страстей - есть ясность мысли…» - прошептал Скайвокер в темноту.
Темнота молчала.
Как этому ситху удается так скрывать свое присутствие в Силе? Какими способностями нужно обладать, чтобы ни Винду, ни Йода не могли его почувствовать… Или все дело в этой пресловутой Темной стороне?
Такие возможности – это совершенно другой уровень свободы…

Четыре месяца поисков… целых четыре месяца и все тщетно.
Совету Ордена тоже похвастаться было нечем. Официальная версия звучала так: ситх на Корусанте, Сенат и Верховный Канцлер – не более чем марионетки в его руках, тьма закрыла все и бла бла бла в том же духе…

«Ситха с два Палпатин марионетка, - подумал Скайвокер зло.- Я скорее поверю, что они как-то договорились. Канцлер хочет абсолютной власти (сейчас это уже всем понятно, кроме Падме). Ситх вероятно тоже. А вообще… ситх его знает, чего он хочет… Уничтожить Орден, как ему, ситху, и положено? Или одно другому не мешает? Тогда возможно без Палпатина ему не обойтись: будь ты хоть трижды одаренный, в управлении таким большим государством это поможет мало. Заставить Сенат слушать тоже не так просто – майнд трик здесь не поможет. Как там Канцлер сказал… «контролировать не возможно, а немного манипулировать - другое дело»… И все равно… при таком раскладе Палпатин сильно рискует: какие у него могут быть рычаги давления на ситха, у неодаренного на одаренного, да еще такого?.. Может быть для этого я ему и нужен? Избранный и все такое… Ордену он меня не сдал, полиции тоже, а мог бы… И кстати, теперь у Канцлера и на меня есть рычаг давления, который я ему сам и вручил…»
Думать о том, что в действиях Палпатина по отношению к нему был только холодный расчет и ничего больше, оказалось болезненно неприятно. Но приятно или нет, а отбрасывать такую вероятность не стоило.
Понимая, что все равно не заснет, Энакин спустил ноги с койки на холодный пол. Нашарил флягу с водой и не отрываясь выпил хорошую половину.
«Предположим все так и есть… Тогда стоит извлечь из этой ситуации максимум выгоды. Было бы также неплохо кое-чему у этого ситха научиться до того, как придется выяснять с ним отношения…»


Часть 3

«Звукоизоляция включена», - подумал Энакин, оглядывая большую, незнакомую ему комнату – набуанская обстановка, кресла полукругом, несколько низких столиков, отталкивающего вида скульптура в углу (либо у скульптора была больная фантазия, либо фауна Набу еще хуже, чем он предполагал). Звуки празднования оборвались, как только закрылась дверь.
В голове все еще стоял гул аплодисментов, когда его награждали.
Невозможно было не отметить, что двух адмиралов, получивших награды вместе с ним, Канцлер и не подумал приглашать к себе.
«Я ему нужен. Я точно ему нужен».
Возможно, Палпатин чувствовал, что он готов к разговору. Энакин был готов - сейчас, после побед в секторе Зуарры и Нии, ему было чем торговать на равных.
Канцлер указал ему на кресло и сел напротив, заложив ногу за ногу.
Очень неформальная обстановка. Первый раз в его жизни настолько неформальная. Но именно эта подчеркнутая неформальность заставила Энакина внутренне напрячься. Он смотрел на расслабленную позу Палпатина и думал, что это очень опасный человек.
- Тебе нравится все это? – Канцлер сделал в воздухе движение аристократической кистью руки. - Аплодисменты, внимание журналистов…
Это был совершенно не тот тон разговора, на который Скайвокер рассчитывал. Что, конечно, не являлось случайностью.
Выпрямив по-военному спину, он посмотрел Канцлеру в глаза.
- Орден мешает флоту.
- Интересная мысль.
- Вам он тоже мешает.
- Еще интереснее.
- Этот ситх, кем бы он ни был – выход, и для меня, и для вас. И я вам нужен – без меня вы с ним не справитесь.
- А ты с ним справишься?
- У меня есть потенциал стать самым сильным одаренным в этой галактике. Все, что мне нужно, это другая сторона Силы.
Палпатин усмехнулся.
- То есть, перед тем, как с ним справляться, в твоих планах у него поучиться?
- Да.
- И что для тебя эта другая сторона? Что она для тебя изменит?
Энакин пожал плечами.
- Это возможность раскрыться до самого конца, ничего в себе не сдерживая. Все по полной. Возможность пользоваться всем, без оглядки на джедайские костыли. Вы неодаренный, мне сложно вам это объяснить… Я постоянно чувствую себя словно в смирительной рубашке… Это свобода…
- Свобода, Энакин, начинается с контроля над собой. То, что произошло в деревне тускенов – это твоя свобода? Не буду затрагивать моральную сторону вопроса – это зависит от точки зрения: не сомневаюсь, что местные фермеры вспоминают тебя исключительно хорошо. Но, видишь ли, лично для меня нет никакой разницы между битьем посуды и, скажем, бросанием сенатских лож в Зале Сената.
Энакин сжал плотно зубы.
Палпатин просто не мог понять, как это… он не знал, о чем говорит. И, между прочим, побросать сенатские ложи было очень даже не просто!
Ситх бы его понял.
- И критику в свой адрес ты не любишь, - в усмешке Канцлера прибавилось иронии. - Как ты собираешься учиться?
Это было правдой - критику Скайвокер не любил. Ну, по крайней мере, от Палпатина он еще способен был что-то принять… но легко это тоже не давалось. Тем более что Энакин всегда подсознательно чувствовал - манера общения, практикуемая с Кеноби, с Палпатином не пройдет. Даже пробовать не стоит.
- Мы бы с ситхом договорились.
- На Набу говорят: «в полный сосуд не наливают». Но оставим философию на время. Выражусь просто и ясно: хочешь перевести наши отношения на другой качественный уровень – научись контролировать свой характер. Хочешь, чтобы я доверил тебе флот – заставь меня поверить, что за каждым твоим решением будет стоять разум: идти за велением Силы не значит идти на поводу эмоций. «Нет эмоций - есть покой, нет страстей – есть ясность мыслей…» Я бы сказал: есть эмоции, но есть и контроль, есть страсти – но они не затмевают ясность мысли.
- С вами не согласились бы ни ситхи, ни джедаи.
- А ты со мной согласен?
- Не знаю даже… Возможно… если подумать. Логика в этом есть.
- Спасибо.
Только тут до него дошло, что разговор увильнул. В сторону от интересующей его темы. В другую.
- Раз вы допускаете мысль о том, чтобы доверить мне флот, значит, я вам действительно нужен.
Палпатин не стал торопиться с ответом – просто сидел и смотрел на него. Энакина в очередной раз поразило, как этот человек умудрялся так комфортно чувствовать себя в любом разговоре, в итоге еще и навязывая собеседнику свои правила. Стоило поучиться – чем дальше, тем больше Скайвокер убеждался, что вот для него лучший разговор тот, в котором он может приказать.
- Так как ты там собираешься справляться с ситхом?
Энакин мысленно выдохнул. Вот оно.
- Это во многом зависит от ваших планов, Канцлер. Я готов вам помочь. И я хочу, чтобы он научил меня тому, что знает. Это будет полезно и вам, и мне, - Скайвокер подумал, что желание учиться звучит не в его пользу – для неодаренного это могло выглядеть так, словно он не уверен в собственных силах, и решил добавить:
- Но и так, если возникнет необходимость, я с ним справлюсь. После того, как он поможет решить вопрос с Орденом. В любом случае, я ваш единственный вариант. Думаю, вы это давно знаете.
- Да. Я это давно знаю... И у меня есть причины полагать, что ситху твое желание стать его учеником было бы интересно.
Энакин невольно поддался вперед – несмотря на всю свою видимую уверенность, он все-таки где-то в глубине души сомневался, что Канцлер этого ситха действительно знает.
- Что же до справиться… - Палпатин встал и, к полному удивлению Скайвокера, достал из кармана своего одеяния ключи от спидера. - Предлагаю это проверить.

- Я поведу, если ты не возражаешь.
Скайвокер моргнул. В общем-то он не возражал… просто это было… странно. Однако никаких иллюзий Энакин не питал – возражал он или нет, значение это вряд ли имело. Ничего не оставалось, как сесть в кресло рядом с пилотским.
Было уже начало второго ночи, но они все равно попали в тянучку при вылете на скоростную полосу. Скайвокер уставился в окно, мысленно прикинув, что это займет минут пять, не больше.
«Я его сейчас встречу. Поверить не могу… Вот так просто…»
Только сейчас он осознал, как сильно хочет этой встречи. Пусть толком и не получилось объяснить Палпатину своих мотиваций… у Скайвокера было чувство, что вот к этой самой встрече он шел всю жизнь.
Неожиданно включилась музыка, и Энакин удивленно взглянул на Канцлера.
- Ты не возражаешь?
- Нет, - ответил он, не думая.
- Вот и хорошо.

Это был почти самый нижний уровень (Энакин вынужден был признать, что летает Палпатин неплохо - по крайней мере, он не тормозил, как Кеноби: когда Оби-Ван летал, Сила на нем отдыхала… а может просто засыпали мидихлорианы, от тоски).
Они долго шли по слабо освещенному коридору, пока не уперлись в старую металлическую дверь. К удивлению, в сторону она отъехала абсолютно бесшумно. Сразу же отреагировали световые датчики.
Большой ангар.
Энакин зашел вслед за Канцлером, прислушиваясь к Силе. Нет, он не мог ошибиться – кроме них здесь никого не было. Скайвокер сделал еще несколько шагов и осмотрелся. Ангар как ангар, кое-где метал стен покрывал грибок – обычное дело для нижних уровней Корусанта. Из стены торчала труба непонятного назначения…
Он услышал его раньше, чем почувствовал – знакомый жужжащий звук за спиной – и рефлексы оказались быстрее разума.
Не было времени, чтобы удивиться, чтобы хоть как-то осознать новую реальность – красный клинок в руке Палпатина просто не оставил ему этого самого времени. Единственное на что его хватило, это на глупую мысль, что рукава Канцлера должны были бы ему мешать.
Палпатину не мешало ничего.
Энакин никогда не видел никого, кто бы так владел мечом. Это было немыслимо. Это было нереально. И сам стиль боя… совершенно чуждый всему тому, чему учили в Ордене.
Сила удара бросила его на колени. Меч Канцлера смотрел ему прямо в горло.
- Нет лучшего начала ученичества, чем смирение, Энакин. Если я, конечно, возьмусь тебя учить.
Вот теперь реальность происходящего обрушилась на него в полную силу. Но вся эта мысленная буря – удивление, вопросы, попытки как-то себе объяснить... Все могло подождать.
Все, кроме одного.
- Я хочу быть вашим Учеником.
- В полный сосуд не наливают.
- Я хочу быть вашим Учеником, - повторил Энакин упрямо. - Я… готов учиться. Я хочу получить все.
- Сила безлика. Она вне морали этого мира. У Силы нет сторон – есть различные способы взаимодействия с ней. Каждый одаренный раскрашивает Силу в свой собственный цвет.
- Значит, моя другая сторона никуда от меня не денется…
- Именно. Но выбор за тобой, будет ли она тебя определять или нет. Этот выбор – твоя свобода и твоя самая большая ценность. Не стоит делить его ни с кем, и ни с чем. И, в первую очередь, со своими собственными эмоциями.
Скайвокер снова не чувствовал присутствия Канцлера в Силе. Совсем. Словно в ангаре он был один. Это было невероятно.
- Как вы?.. Как вы это делаете?
Палпатин деактивировал меч и спрятал его в рукав.
- Как вы это делаете, Учитель.



Спящий ангел

Дверь открылась бесшумно и так же бесшумно закрылась за ним.
Он никогда не воспринимал эту квартиру как «дом». Это даже не была «их квартира» - это была «ее» квартира, квартира его жены, апартаменты сенатора Падме Амидалы Наберие.
Она была здесь во всем - в изысканном интерьере, дорогой, слегка вычурной как на его вкус, мебели, даже в чашках из тонкого расписного фарфора.
Но Энакину это даже нравилось.
Ему нравилось, что здесь царил ее мир и, попадая сюда, он с удовольствием забывал о своем собственном.
Потому что в его мире не было Великой Демократической Республики, дающей всем равные права; в нем не было самоотверженных политиков, пекущихся о всеобщем благе, не было благородных рыцарей… – в нем было разваливающееся в агонии государство, где царила коррупция и расизм, и каждый старался отхватить кусок побольше, не стесняясь пройти по чьим-то головам... в его мире была только грязь, кровь, склоки, интриги и война.
Впрочем, для него, родившегося рабом на Татуине, жизнь была войной с детства.
Подсознательно он никогда ничего другого и не ждал.
А она… Она видела все другими глазами... верила там, где ни для веры, ни для надежды не было места. С каким лицом Падме могла рассказывать о заседании очередной комиссии и о ее вкладе в дело Республики, каким светом горели ее глаза, когда она выступала в Сенате…

Энакин прошел через темную гостиную прямо в спальню.
Постоял немного в проходе, подошел к кровати и аккуратно присел на самый край.
Хорошо, что он подумал забежать в Храм, вымыться и переодеться…
У его жены было всегда такое детское выражение лица, когда она спала. Темные волосы разметались по подушке, тонкая шелковая бретелька пеньюара сползла с плеча.
С одеялом к утру Падме вообще умудрялась сотворить что-то невообразимое, частично завернувшись в него как в кокон, а остаток подтянув под себя. За право укрыться приходилось бороться.
В комнате потихоньку светлело.
Как же он безумно устал.
Эта миссия была кошмаром…
-Эни?
Сонная, Падме села на постели, снова закрыла глаза и уткнулась лицом ему в грудь.
- Привет, - он притянул ее к себе, коснулся губами волос.
- Когда ты прилетел?
- Пару часов назад. Надо было еще в Храм зайти.
- Как прошла ваша миссия?
Что он мог ей ответить? Что ни одна из воюющих сторон, мягко говоря, не горела особым желанием видеть их на своей планете? Что они две недели сидели в душном и грязном бункере, практически без еды и воды? Что двое солдат его взвода умерли от ран прямо там, а они не могли их даже похоронить… И запах, этот невыносимый тошнотворный запах... А потом их все-таки нашли местные… и это был не бой - это была резня, и он уже не понимал, где его кровь, а где чужая?
Разве можно такое рассказать жене, особенно беременной?
- Удачно.
- Видишь, я же говорила, что сенатор Вирук знает, о чем говорит.
- Да, - он нашел ее губы…
Было удивительно чувствовать ее эмоции, погрузиться в них с головой, забыв обо всем постороннем… Любовь, желание и столько, столько тепла…
Вдруг она отстранилась, беспокойно взглянула на него:
- Ты не ранен?
- Да нет, несколько царапин. Ерунда.
Она посмотрела недоверчиво, наклонилась вперед и проговорила игриво:
- Я проверю, если ты не возражаешь…
- Не возражаю...
Это было именно то, что ему сейчас нужно… Она, только она…
- Я оставлю политику, а ты уйдешь из Ордена, и мы уедем… На Набу...
- Да, - не задумываясь, солгал он между поцелуями.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™