<< 

Между вчера и завтра.


Атри


Часть 1

Резко сесть на кровати. Спустить ноги на прохладный пол. Уронить тяжелую голову на руки...

Вчера… ошметками, обрывками чувств, фраз…

-Я не буду сражаться со своим отцом…
-Значит Император снова победил.


Значит победил. Снова.

Или еще нет?

Голова гудела. Он плохо спал. Если этот липкий лихорадочный полубред можно назвать сном. Удивительно, что он вообще смог уснуть.
Люк слепо нашарил скомканную простыню и тупо на неё уставился. Ткань. Белая. Тонкая. Мягкая на ощупь. Оказывается, так бывает. Наверное, где-то есть и душ. Настоящий. С водой.
Когда он последний раз мылся? Ещё до Дагоба… До смерти Йоды… До дворца Джаббы… В другой жизни.
Утреннее солнце заливало комнату легким золотистым светом. Разбегалось весёлыми пятнышками по светлой стене, по странному матовому покрытию пола.
Люк наклонился и провел рукой по гладкой поверхности. Камень не камень… Все - таки вроде камень. Наверное, это нормально для мира, в котором есть белые простыни и комнаты, залитые солнцем…и этот город, который должен был оказаться совсем другим…
- Завтракать будешь?
Люк вздрогнул и поднял глаза. Как он мог не почувствовать? Бессонная ночь? Усталость взяла наконец своё? Хорош джедай, нечего сказать.
- Кофе? Или герои Альянса не завтракают?
Видеть отца без маски и доспехов было более чем странно. К этому просто нельзя было привыкнуть. Не за два дня. Этот человек с ироничными искорками в холодных голубых глазах, небрежно опирающийся на косяк двери, и Вейдер на Беспине, Вейдер, отрубивший ему руку…
- Душ-первая дверь налево. Через десять минут жду тебя на кухне. Думаю, не заблудишься.

***

Тяжелый влажный воздух. Так трудно дышать. А может дело не в воздухе. Не в болотах. Вообще не в этой планете, на которую он никогда больше не вернется.

Лея - его сестра.

Интересно, а отец знает?

”Бен не прав… Должен быть другой выход. Не может не быть. Там на Беспине… отец хотел, чтобы он пошел с ним. Значит ему не все равно. А если не все равно – значит Энакин Скайуокер не умер окончательно. Значит его еще можно спасти. Вернуть на Светлую сторону Силы... ”
Самым разумным было бы сейчас вернуться на базу.
Люк нерешительно остановился возле старой покрытой плесенью двери. Йода не оставил никаких распоряжений насчет своих вещей. А может быть просто маленький учитель, как настоящий джедай, не был ни к чему привязан...
Он не стал заходить внутрь.

Кабина крестокрыла показалась необыкновенно уютной после сырости Дагоба.
- Нет, Р2. На базу мы не летим.
Решение пришло само. Единственно верное.
- Мы летим в Империал сити.


Часть 2

Они уже третий день возле Корусанта болтаются. И никаких вопросов со стороны Императора… что само по себе нервировало куда больше, чем их наличие. Вообще по-хорошему его следовало бы сместить с должности главнокомандующего сразу же после Хота. А после Беспина еще и поместить под наблюдение психотерапевта. Какого ситха он вообще делает?!!!!!

Все- таки ношение шлема имело свои преимущества – можно было спокойно предаваться размышлениям прямо на мостике, совершенно не заботясь о том, как этот процесс выглядит со стороны.
А ведь он уже мог проводить до семи часов в сутки без доспехов. Врач даже настоятельно требовал, чтобы он их проводил и давал возможность легким дышать самостоятельно. Но сейчас совершенно не было времени об этом думать – имелись куда более насущные проблемы, требующие немедленного решения… пока эти проблемы за него не решил Император. С нехорошими последствиями для всех вовлеченных.

Как это, вдруг узнать, что у тебя есть взрослый ребенок? Ребенок когда-то такой желанный, от любимой и любящей женщины. По какой-то странной причине именно с потерей ребенка было смириться сложнее всего. Может быть потому, что он был бы Своим? Одаренным? Способным стать полноценной частью его мира. Способным разделить и понять то, что жена никогда бы ни разделить, ни понять бы не смогла…

Нужно ли сейчас ему это? Вот это был очень хороший вопрос и ответа на него не было.

Сначала ему просто хотелось встретиться, увидеть своими глазами… Но там, на Беспине, в шоке от считанных чувств-мыслей этого мальчика и вовлеченный в какой-то совершенно идиотский разговор, который закончился прыжком Люка в шахту (а ведь он вообще стал нести всю эту чушь о господстве над Галактикой только потому, что искренне боялся, что если не подыграть, не начать говорить на понятном для сына языке, тот сиганет в шахту куда раньше), Лорд Вейдер вдруг ясно понял, насколько не знает, что со всем этим делать… А Бена стоило бы убить особенно извращенным способом.

И еще в памяти то и дело всплывал отчет о спасательной операции, проведенной повстанцами на Татуине, с прилагающейся видеозаписью из дворца ныне покойного Джаббы. Сила Великая!! Это выражения лица его сына, спокойное, полное достоинства… Рыцарь-джедай Люк Скайуокер. И это уже не говоря об абсолютно бесстрастном удушении охранников.

«Я разберусь. Люк хочет встретиться - значит мы встретимся. И расставим все точки над «i», пока ценой этому всему не стала Империя. И если будет необходимо, я отведу его к Императору».


Часть 3

Два досье.
Мальчик и девочка.
И десятки, десятки различных снимков… в анфас, в профиль, в три четверти… среди знакомых, друзей, посторонних людей и алиенов, сделанные дройдами–разведчиками, шпионами всех мастей и рас, наемниками, теми же друзьями и знакомыми… и, так банально, камерами слежения космопортов, в частности Облачного города на Беспине.

"Город в облаках - романтика! Кстати, записи явно не все. Это стоит проверить."

И конечно же записи, сделанные камерами дворца покойного Джаббы.

”Не забыть проследить, кем эту радость заменят – свято место пусто, как говорится, не бывает - а заодно выяснить политические предпочтения новой радости.”

Мальчик и девочка. Такие разные.
Светлые волосы, голубые глаза. Татуин, спасение Принцессы, почти удавшийся взрыв Станции, Беспин (что там произошло вообще непонятно) и, наконец, операция по освобождению контрабандиста Хена Соло (во время которой мальчик заявляет, что он рыцарь–джедай, которым по-хорошему мог стать только во временной промежуток между битвой на Хотте и Беспином…)

”Значит, где-то есть и учитель. Скажем, первым мог быть Кеноби, но он погибает на Станции. А судя по тому, что там происходит, мальчик Силой еще на тот момент не владеет, хотя возможно что-то о ней и знает…”

Дворец Джаббы. Имеет место факт удушения охранников с помощью Силы. Что в общем-то как-то не очень по-джедайски… хотя если учитывать срок обучения…

И девочка. Темные волосы, уложенные в причудливые прически, темные живые глаза. О, эту девочку она прекрасно помнит, как и уверенность в том, что это будет настоящая проблема. Не Бейл - именно она. За Бейлом Органой пойдет пара тройка утонченных аристократов да и то недальше, чем до гостиной - поругать власть и попеть оды демократии за бокалом вина. А вот за этой девочкой пойдут в окопы.
Бывшая наследная Принцесса Альдераана. Впрочем, Бейла трудно винить за случившееся – после истории с Тантивом и похищенными планами ему не оставалось ничего другого как последовать примеру Чандрилы и официально отречься от своего ребенка, как Чандрила отреклась от своего сенатора.

”Вот интересно, может именно поэтому девочка и бросилась в эту суицидальную, скажем прямо, авантюру с освобождением дорогого ей человека, вопреки здравому смыслу, наплевав на интересы Альянса (очень сомневаюсь в том, что Мон Мотма дала на это свое благословение)? Поняла, приняла, но не простила?”

Знает ли она, что не является родной дочерью Бейлу? Что есть один факт, который объединяет ее с голубоглазым мальчиком с Татуина, кроме всей этой борьбы за свободу и демократию? А ведь ему даже фамилию оставили…
Мальчик и девочка, брат и сестра, дети погибшего джедая Энакина Скайвокера и сенатора Набу Падме Амидалы Наберие.
Но тут есть кое-что еще. Невероятное везение этой пары.

”Бестолковая беготня по Станции – им удается уйти. Битва при Явине - им удается уйти. Битва на Хотте – Озель, конечно, идиот, но все-таки - им удается уйти. И наконец, Беспин. Мне хотелось бы ошибаться, но это маловероятно. В такую некомпетентность имперского флота я не верю. Как и никогда не поверю в некомпетентность человека, ответственного за эти операции.”

Везение, имя которому Вейдер.
И Император явно в курсе происходящего – как еще иначе объяснить его реакцию на события, вернее отсутствие реакции?

”Предположим, дело в одаренности (хотя я почти уверена, что о девочке Вейдер не знает и ей просто везет за компанию). Но тогда какой смысл постоянно давать мальчику уйти? И потом, Вейдер последнее время явно не в себе… Как бы хорошо он ни контролировал свои эмоции, каким бы спокойным ни казался - я просто это вижу. Мы слишком долго работаем вместе, слишком через многое вместе прошли, чтобы меня это видимое спокойствие могло обмануть. Опять же срыв на Озеля и Нииду. Они, конечно, выжили (хотя у Озеля после трибунала есть все основания об этом сожалеть), но тем не менее такая потеря контроля над собой для Вейдера абсолютно нетипична…”

Вейдер и Энакин Скайвокер…
Энакин Скайвокер. Джедай. Перешел на сторону Палпатина. Погиб во время неудавшегося джедайского переворота. Предположительно убит джедаями.
Вейдер появился в столице через год после его смерти. До этого - никакой информации.

”Значит, Скайвокер перешел на сторону будущего Императора. Но джедаи просто так на сторону ситхов не переходят – значит, он стал его учеником. И я никогда не поверю, что это могло быть плодом сиюминутного решения. Скорее всего Скайвокер уже был учеником Палпатина какое-то время, а то, что джедаи об этом понятия не имели… так они в то время вообще не о многом его имели… Итак, ученик ситха Энакин Скайвокер умирает и через год, из ниоткуда, появляется ученик ситха Лорд Вейдер…”

Совершенно случайно среди беспинских записей не хватает именно тех, в которых предположительно должен был быть разговор Вейдера с Люком Скайвокером.
Можно было, конечно, запросить медицинские данные по Вейдеру и сделать генетическую экспертизу. Но это было в сущности уже ни к чему.
Исанне Исард откинулась на спинку кресла, продолжая задумчиво рассматривать замершие на столом голограммы.


Часть 4

Все-таки ей удалось его удивить. Есть чем гордиться.

“Уверена, это удается не многим…”

Здесь всегда так неестественно тихо, полная звукоизоляция от внешнего мира.

“Не каждый человек согласится на такое добровольное заключение с самим собой…”

- И давно вам об этом известно?
- Со вчерашнего дня, Ваше Величество.
- А об остальном?
Конечно.
- Со вчерашнего дня.
- Я так понимаю, что с Лордом Вейдером вы еще этой информацией поделиться не успели. И поскольку я уверен, что вам вообще претит мысль делать что-либо у него за спиной, подозреваю, что это признак кризиса доверия. Я прав?
Кризис доверия.
“Вы правы.”
- Это его дети, как-никак.
- Дети... - Император встал, совсем бесшумно, и так же бесшумно подошел к окну.- А ведь вы на самом деле не знаете, о чем говорите – вам только кажется, что знаете. Это вам так, с высоты моего жизненного опыта. Впрочем, это совсем не означает, что выводы вы делаете неправильные.
Мегаполис за окном продолжал жить своей жизнью. Из-за отсутствия звуков картина вызывала странное ощущение. Другая сторона реальности...
- Ваше Величество, могу я вам задать один вопрос?
- Задавайте, Директор.
- Сколько еще времени вы намерены дать Лорду Вейдеру?
Он повернулся к ней – темный силуэт на фоне сияющего солнечным днем провала окна.
- Знаете, Исард, с вами действительно приятно иметь дело.
Она успела насчитать шесть ударов сердца.
- Три дня. Так что жду вас в четверг, в десять часов. Нам будет что обсудить.
Значит три дня.

***

- Милорд, этот повстанец сдался сам. По данным разведки - командор Люк Скайуокер. Был вооружен только этим.
Сдаться в плен Империи оказалось очень просто, куда проще, чем от нее бегать. Но весь этот процесс как-то прошел мимо сознания. Люк практически не замечал вытянувшегося по струнке офицера, стоявшего рядом с ним.
Для него сейчас существовал только один человек.
Рука в черной перчатке взяла протянутый лайтсейбер. Черная маска слегка дрогнула, и на мгновение Люку показалось, что они встретились взглядом.
- Хорошо, капитан. Можете идти.
- Есть, Милорд.
Вейдер. Его отец.
Какое-то время они просто стояли и смотрели друг на друга, и Люк постарался вложить в свой взгляд все, что чувствовал в тот момент. Всю свою отчаянную веру.
- Значит, ты решил признать правду.
- Я признаю, что когда-то ты был Энакином Скайвокером, моим отцом.
Легкий поворот маски в сторону.
- Это имя больше ничего для меня не значит.
Вот он момент. Время для борьбы.
- Отец, это твое истинное имя! Ты просто забыл об этом!- Люк даже сделал несколько шагов вперед и они оказались совсем близко друг к другу.
“Ростом я наверное в маму…”
- Я знаю, что в тебе есть добро! Императору не удалось вытравить его целиком. Поэтому ты не убил меня на Беспине, - нет, сейчас останавливаться было нельзя... - Идем со мной! Я же вижу - в тебе идет борьба! Загляни себе в душу! Отринь ненависть!
Вейдер смотрел на него так долго, что Люк стал чувствовать себя действительно неуютно.
Смотрел и молчал. Потом перевел взгляд на лайтсейбер, который по-прежнему держал в руке. Ярко-зеленое сияющее лезвие распороло воздух, отбрасывая на все вокруг блики. От неожиданности Люк слегка дернулся в сторону.
Так же молча деактивировав оружие, Вейдер подошел к столу и дотронулся до панели связи.
- Подготовьте мой корабль ко взлету.
И уже на полдороге к двери бросил:
- Пойдем.
Люк несколько раз удивленно моргнул, не в силах поверить… “Неужели?!!”
- К-куда?
Вейдер остановился и резко развернулся на каблуках:
- Ну как? Ты же пару минут назад сам предлагал?
Люк моргнул еще раз.
- Пойдем, найдем более удачное место для разговора.

Ни на чем подобном Люк никогда не летал - это был не татуинский металлолом, и не Сокол со всеми своими довольно странными и, на его взгляд, довольно сомнительными усовершенствованиями, и уж точно не тот металлолом, на котором они летали в Альянсе.
Планета неожиданно оказалась под ними… удивительная, не похожая ни на одну из тех, которые Люк видел до сих пор, причудливо расчерченная мерцающими линиями огней.
Они резко ушли вниз. Несколько минут ничего не было видно, кроме бело-серых облаков… и потом также неожиданно в глаза ударило солнце, многократно повторившееся в небоскребах мегаполиса.
“С ума сойти!!!..”
И мгновенно попали в сумасшедшее движение, правда явно живущее по каким-то своим неведомым правилам. Вырвавшись через какое-то время и из него и оставив солнце где-то позади, корабль наконец подлетел к одному из зданий и плавно вошел в разъехавшиеся перед ним створки ангара.
Вейдер выключил двигатели.
Какую-то минуту они молчали.
- На выход, командор Скайвокер.
Люк сглотнул.
“Что меня так выбивает из колеи? Все вроде пока идет неплохо…”
Выбравшись, он с интересом оглядел помещение - довольно просторное, и с несколькими аккуратно в ряд припаркованными абсолютно нереальными по дизайну спидерами.
- Техникой интересуешься?
Люк взглянул на отца. Черная маска ничего не выражала, а эмоцию за фразой он уловить не сумел. Вдруг его осенило, что он вообще никогда не чувствовал его настроения – только сам факт присутствия… И от этого осознания стало вдруг как-то очень не по себе.
Вейдер не стал дожидаться ответа и направился в сторону виднеющейся двери, на ходу бросив: “Иди за мной”.

Это была просто квартира, возможно, очень большая и не исключено, что в несколько этажей, но тем не менее. Притом довольно светлая – ни ожидаемых Люком черных стен, ни дройдов-убийц. Просто квартира. Другое дело, что таких квартир он тоже никогда не видел. Но это было нормальное человеческое жилье и именно этот факт был самым непостижимым.
- Что стоишь? Проходи. Да, кстати, - похоже Вейдер наконец заметил, что Люк все еще был в наручниках. Они вдруг тихо щелкнули, освобождая запястья, и оказались в протянутой руке.
- Можешь сесть. Я сейчас вернусь, - и с этими словами исчез в одном из коридоров.
Люк огляделся. Квадратная комната, хороших метров пятьдесят. Диван, два кресла, небольшой стол, квадратный светлый ковер на полу, огромное, практически во всю стену окно, какие-то растения… и полки, полки, полки, интересным образом вмонтированные в стену, явно с какими-то носителями информации.
Люк все стоял посредине комнаты, так и не присев. Из забытья его вывел звук приближающихся шагов. Он обернулся и обмер. По одной простой причине – вернувшийся Вейдер шлем держал в руках.
И голубые глаза встретились с голубыми.
- Ну что? Предлагаю начать разговор сначала.


Часть 5

Вейдер сел на диван, аккуратно положил шлем рядом и указал на кресло, стоящее напротив. Плащ он тоже успел снять и теперь был просто в черных, тускло поблескивающих доспехах, которые оказались куда более замысловатой конструкции, чем можно было предположить. Впрочем, движений они явно не стесняли.
Люк слабо кивнул.
Не вполне соображая, что делает, все-таки умудрился дойти до предложенного кресла и бухнуться в него.
Только теперь он обратил внимание, как у него дрожат руки.
На бледном лице Темного лорда не дрогнул ни один мускул. Вообще было такое ощущение, что живые только глаза, которые каким-то непостижимым образом (Вейдер сидел практически против света) отражали начавшее медленно клониться к закату солнце.
И повторить, глядя в эти глаза : ”Загляни себе в душу! Отринь ненависть!” было немыслимо. Слишком очевидным было то, что этот человек уже давно все отринул.
Ненависть включительно.
И все же не попробовать снова он тоже не мог.
- Я…- слова застревали комом в горле,- я верю, что... ты еще можешь вернуться... на... Светлую сторону... Силы.
- Люк, давай на время оставим Силу в покое. Я предлагаю такой вариант: я изложу тебе свою позицию и дам время все обдумать, скажем, до утра - у меня как раз есть несколько дел, которые нужно уладить. Потом я вернусь и ты мне скажешь, что надумал.
И, очевидно, приняв молчание за согласие, продолжил:
- Кем бы я ни был, ты – мой ребенок. Это факт. Если бы я знал, что ты жив, я никогда не позволил бы тебе расти с кем-то другим. Мы с твоей матерью очень ждали твоего рождения. Это правда. Но сложилось как сложилось, - и, немного подумав, добавил:
- К сожалению, я не могу убить Кеноби еще раз. Несмотря на сильное желание.
Люк вздрогнул, но Темный лорд это проигнорировал:
- Как бы то ни было, сейчас ты взрослый человек, имеющий право сделать свой собственный выбор. Я готов его уважать. Но любой выбор влечет определенные последствия. На данный момент ты являешься членом террористической организации, ведущей борьбу против государства, которому я служу. И поверь мне, я и так позволил себе куда больше, чем следовало бы. И этот долг все еще не оплачен. Но если бы вам все-таки удалось взорвать Станцию, то разговор бы мы вели уже на Кесселе, не взирая на все наши родственные узы. Такой расклад все еще вполне реален, если ты будешь продолжать свою активность в том же духе. Не говоря уже о возможности погибнуть в процессе. Прикрывать тебя я больше не смогу.
Мысли путались…
”Прикрывать... Значит, на Станции... и потом…”
Но сейчас главным было не это.
- Ты... ты со мной не пойдешь,- это было понимание. И приговор. Им обоим.
- Куда? Люк, как ты себе это представляешь? Даже если предположить, чисто гипотетически, что я бы вдруг решил это сделать - перейти на Светлую сторону, как ты говоришь (подразумевая под этим, как я понимаю, присоединение к Альянсу), то меня бы там ждал только показательный суд как военного преступника. Есть конечно другой вариант развития событий, учитывая то, кто занимался твоим идеологическим воспитанием. В планах ведь моего перехода не было, не так ли? Наверняка было что-то вроде: ”ты должен его убить”, ”это твоя судьба”...
- Бен просто не понимал…
- О нет, как раз напротив – это твой Бен понимал очень даже хорошо, - Вейдер встал. Люк автоматически поднялся следом.
- Для меня никогда не будет другой стороны, Люк. Как для ситха и как для главнокомандующего имперским флотом. И это тоже факт.
Какое-то время они просто смотрели друг другу в глаза.
- Ладно. На сегодня, думаю, хватит. Идем, покажу, где можно выспаться. Судя по твоему виду, тебе это не помешает. И подумай над тем, что я тебе сказал.


Часть 6

Время - странная штука… Иногда мне кажется, что это было только вчера… А иногда, что все еще только впереди … все еще можно переиграть.. и ”Тантив” только ждет моих распоряжений… Плод воображения больного разума.

Девочка моя, где ты сейчас? Бывают моменты, когда я ловлю себя на отчетливой мысли, что готов продать душу за одно мгновение уверенности, что ты жива. Я даже знаю, кому.

Но ему моя душа не нужна – он и так уже забрал у меня все, что мог.
Я никогда не забуду его взгляд, холодный, полный отстраненного интереса – так автор пьесы смотрит на бесталанного актера, безнадежно пытающегося сыграть отведенную ему роль. Занавес, господа!

И эта женщина… Как же невыносимо встречать ее случайно в коридорах. Знающую, все всегда знающую, проходящую мимо меня, даже не повернув головы. И я уже в своем безумии ищу этих встреч, чтобы вновь и вновь провожать ее взглядом больной собаки, но никогда ни о чем не спросить…

Мон когда-то назвала меня последним рыцарем этой галактики… И я еще помню свои слова, произнесенные по случаю создания Альянса. Они громом звучат у меня в ушах.

Я оправдываю себя тем, что на карте был Альдераан, но правда в том, что я не был готов к той жизни, которую выбрала Мон. К той жизни, на которую обрек тебя. К бесконечным скитаниям, лишениям, жизни в непонятно каких условиях…

Как странно, но меня все еще уязвляет то, что он был бы готов к такому. И возможно часть его жизни прошла именно так. Уязвляет то, что он – воин, воин во всем, а я на проверку оказался… кем?

Салонный рыцарь.

Да, я оказался не готов к настоящей войне.

А ведь я помню день, когда мы были представлены друг другу, и мне казалось, что моя доброжелательная снисходительность вполне соответствует моменту и даже больше того, на что может рассчитывать при первой встрече с Верховным главой и вице-королем Альдераана новоизбранный сенатор маленькой, удаленной планеты. Но вся эта снисходительность разбилась как волны разбиваются о скалу. И я позавидовал. Вот что меня с ним связало. Сейчас я могу признаться в этом самому себе. Позавидовал силе, которая была в нем. Тому металлическому стержню, который в первые же минуты разговора поменял нас местами.

Как его слушал Сенат! Что бы там не говорили джедаи, я, опытный политик, видел другое...
Сейчас я понимаю... В Старой Республике не было демократии, так давно, что никто даже толком и не помнил, что это такое. Мы, сенаторы, за редким исключением абсолютные хозяева собственных планет или их представители, столетие за столетием выбирали Верховного Канцлера из своих. Всегда человека. Демократия? Людей в Сенате даже не в десять раз меньше, чем представителей других рас...

Я знаю, ты не простишь меня. В этом ты слишком похожа на своего биологического отца. Он никогда не умел прощать. Мертвый уже столько лет, он неожиданно воскресал в тебе – во взгляде, жесте. В том огне, который всегда горел в тебе. Я старался этого не замечать – мне нужна была в тебе только твоя мать. Но сейчас я надеюсь, безумно надеюсь, что именно этот огонь поможет тебе остаться в живых.

Девочка моя…. Доченька моя… Лея, Лея, Лея…


Часть 7

Он опустился на одно колено и склонил голову в поклоне.
И связь, существующая между ними, была в этот момент почти осязаема…
Учитель и Ученик.
Двое. Как и положено по мастеру Бейну.
Ну хоть в этом они сумели его как-то почтить, изрядно проехавшись по всему остальному…
- Как ты считаешь, мне стоит отстранить тебя от командования флотом?
- У Вас есть для этого все основания,- отрицать очевидное не имело никакого смысла.
Солнце уже практически село и только низ неба все еще алел, привычно доминируя над начинающими зажигаться ночными огнями.
- Да, основания у меня есть…
И снова тишина, нарушаемая только работой респиратора.
- Как поговорили? Можешь встать.
Вейдер поднялся и сделал несколько шагов к столу, за которым сидел Император, невольно бросив взгляд на разложенные на нем датапады.
- Мы попытались поговорить. Люк очень идеологически подкованный... Прилетел меня спасать. От Темной стороны. И от Вас. Притом вопреки волеизъявлению Кеноби.
- Ради тебя он поставил на карту свою миссию спасти галактику от вселенского зла – у вас больше общего, чем тебе кажется.
- Вы полагаете? – Темный Лорд еще раз перебрал в голове разговор с сыном. Как-то верилось с трудом…
В глазах Палпатина загорелись иронические огоньки.
- Полагаю, Вейдер, полагаю. Чем еще ты занимался последнее время, как ни медленно, но верно подводил себя к тому, чтобы в один прекрасный момент тоже поставить на карту все ради своего сына? Будешь спорить?
- Не буду, наверное…
Был ли он действительно так близко? Нервы точно были уже на пределе… Один Беспин чего стоил… И все же он смог остановиться.
- Я никогда бы не предал Вас. Как никогда бы не предал людей, с которыми столько лет воевал плечо к плечу. Я не буду лгать, что этот выбор дался мне легко, но тем не менее я его сделал.
Палпатин задумчиво смотрел на него несколько показавшихся бесконечными секунд.
- Приведи его ко мне. Очень интересно с ним познакомиться. А этот разговор мы еще продолжим. Чуть позже.
- Да, Учитель.
- И кстати, Люк рассказал тебе о Лее Органе?
- А что с ней?
Вместо ответа Император скользнул взглядом по одному из датападов и тот, сделав плавное движение, завис в воздухе перед Темным Лордом.
Прочитать содержимое пришлось четыре раза. Но даже это помогло с трудом.
”Кеноби уже мертв. Бейла на Корусанте сейчас нет. Но вот Исард я точно убью.”

***

В здании СИБ уже почти никого не было. Звуки шагов гулко отдавались в пустом коридоре.
Абсолютно безумный день…

Исанне Исард раздраженно посмотрела на часы – половина десятого. А впереди ждал еще отчет Таркина о состоянии Станции.
Вся эта история с ”Таркиновской мечтой” была по мнению директора СИБ весьма занимательной, хотя вряд ли сам губернатор Внешних регионов был в состоянии оценить чувство юмора Императора. Проект, проходящий по документам как военный объект ZFX 127 84 RT 809, называемый в итоге просто ”Станция”, и перекрещенный повстанцами в ”Звезду смерти” (и тут без драмы не обошлось), был на удивление легко принят. Гордый и довольный собой, полный надежд на светлое будущее, способное удовлетворить даже самые непомерные амбиции, Таркин усиленно занялся воплощением его в жизнь и только после Явинской битвы наконец понял истинную причину, по которой Император дал свое согласие на строительство. Хотя для Исанне до сих пор оставалось загадкой, как Палпатину удалось просчитать такое наперед.
Все дело было в том, что с появлением Станции Альянс совершенно забыл обо всем остальном. Он реагировал на нее как самец банты на красную тряпку. Была конечно одна попытка атаки на верфи, произведенная силами Бел Иблиса, но это ни в какие сравнения не шло с постоянной необходимостью предугадать, что повстанцы попытаются взорвать в следующий раз. И это, даже учитывая немалую стоимость проекта, оказалось все равно выгоднее в долгосрочной перспективе. Плюс строительство такого масштаба решило проблему с безработицей сразу в нескольких секторах.
Только вот Таркин оказался невольным пленником своего собственного детища. После сражения Станция, нуждающаяся в ремонте, была переведена в один из секторов Внешних регионов и губернатору пришлось отбыть вместе с ней, на время похоронив все свои так нежно взлелеянные мечты и планы. Кроме того, он как бы случайно попал в зону, находящуюся под контролем флота гранд-адмирала Трауна, свое пренебрежительное отношение к которому никогда не считал нужным скрывать. Траун, подчиняющийся напрямую либо главкому, либо Императору, Таркина за авторитет вообще не считал, что, как подозревала Исанне, задевало губернатора, привыкшего командовать адмиралами направо и налево, куда больше невозможности прибрать к рукам секторальный флот.

Она уже почти дошла до своего кабинета… Завидев ее, секретарь тут же вскочил со своего места и замахал руками, указывая на дверь.
- Что? - спросила Исард, невольно озадаченная такой пантомимой.
Секретарь перегнулся через стол, очевидно решив таким образом компенсировать практически полное отсутствие звука и прошептал:
- Лорд Вейдер ожидает вас в вашем кабинете.
- Ернски, да вы в своем уме? Почему вы со мной не связались?
- Так я предложил, - молодой человек несколько раз испугано моргнул, - а Милорд сказал, что в этом нет необходимости.
”Необходимости, значит, нет.”
- Ладно, идите домой. Вы мне больше не понадобитесь.
Секретарь слегка замялся:
- Вы уверены в этом, мэм? А то я могу…
”Ну надо же…”
Исард слегка усмехнулась:
- Идите домой. Завтра может вообще спать не придется.
- Да, мэм.
Уже возле самой двери она обернулась.
- А где Милорд припарковался?
Секретарь тут же оживился.
- Сейчас посмотрю… Сектор С5.
- Спасибо, Ернски, - с этими словами Исард слегка коснулась панели на стене и вошла в открывшийся дверной проем.

Исанне не стала проходить к своему столу, а, подождав пока дверь закроется, оперлась о нее спиной.
Вейдер стоял лицом к окну. Ее появление он полностью проигнорировал.
Директор сложила руки на груди и устроилась поудобнее.
- Скажите, Исард, вам не кажется, что вы были обязаны предоставить мне всю имеющуюся информацию по Лее Органе, как только она у вас появилась? - наконец проговорил Темный лорд, по-прежнему не считающий нужным к ней повернуться.
- Милорд, - ладно, терять все равно было нечего, - Люк Скайуокер находится в данный момент у вас дома, не так ли?
Вот теперь он обернулся. И буквально в два шага оказался рядом с ней. Так близко, что можно было почувствовать едва уловимый холод, исходящий от доспехов. Даже не вздрогнув, она подняла слегка голову (несмотря на ее метр восемьдесят семь, Вейдер был значительно выше нее) и посмотрела в темные линзы маски.
- Я не слежу за вами, Милорд. Просто вы припарковались в секторе С5. В это время суток вы могли припарковаться либо там, либо в Х12. И выбор Х12 куда более логичен, так как имеет ряд несомненных преимуществ и более удобно расположен. Но там работает оросительная система, поливающая ряд настенных растений – очередной научный эксперимент по очистке воздуха. Вам об этом прекрасно известно. Если вы были бы на обычном спидере, вы бы припарковались там. Но вы выбрали С5, а это значит, что прилетели вы на своей машине – на ней специфическое очень гладкое черное покрытие и система орошения может оставить пятна. Значит вы были у себя дома – в другом месте вы его не оставляете, тем более вас не было довольно долго на Корусанте. Я знаю, что вы увезли Скайуокера с ”Экзекутора”. Если бы вы его отвезли куда-либо еще, вам бы просто не было смысла возвращаться домой за спидером, так как вы всегда можете взять машину, принадлежащую флоту или, скажем, во Дворце. Я могу конечно предположить, что вам просто что-то понадобилось взять и поручить никому другому это было нельзя, но в таком случае вы бы так же не стали брать свой спидер, а улетели бы на той же машине, на которой вы прилетели. Опять же, если бы вы оставили Скайуокера где-то еще, то вы бы и корабль там оставили, а не летали на нем в пределах атмосферы – вы прекрасно знаете как Император серьезно к этому относится, а сейчас как я понимаю не самое лучшее время проверять насколько серьезно. И даже если…
- Достаточно, Исард. Суть я понял. Вы не ответили на мой вопрос.
- У меня есть причины вам не доверять.
- Информация, о которой идет речь, персонального характера.
- Милорд, я понимаю, что…
- Вот в чем я совсем не нуждаюсь, это в вашем понимании, Директор.
А вот это слышать было на удивление неприятно. И можно было только радоваться, что по какой-то странной прихоти мироздания форсюзеры практически не могли чувствовать ее эмоции. Снежная королева, одним словом.
И голос остался по-прежнему спокойным и ровным.
- А что вам нужно, Милорд?
- Мне нужно ваше доверие.
- Тогда, я боюсь, вам придется снова его заслужить.


Часть 8

Найти кухню действительно оказалось несложно.
Стараясь кое-как пригладить торчащие во все стороны все еще влажные волосы, Люк приоткрыл дверь и неуверенно остановился на пороге.
Вейдер стоял возле стола, на котором лежал большой пакет, судя по всему с какой-то едой, и сосредоточено изучал этикетку на небольшом желтом брикете. Не отрываясь от своего занятия, он прокомментировал:
- Даже не предполагал, что покупка продуктов в супермаркете настолько непростое занятие, - и добавил с иронией, - надеюсь, я тебя не отравлю.
Люк передернул плечами, отодвинул один из стульев и аккуратно присел на самый край.
- Да ладно, я такое в своей жизни ел…

Ему определенно было нехорошо.

Разобравшись наконец с брикетом, Темный Лорд достал из пакета два плотно закрытых одноразовых стакана и поставил их перед сыном.
- Я не знал, какой кофе ты пьешь, поэтому взял один с молоком, а один просто черный. Вообще-то, мне следовало бы тебя еще вчера покормить.
- Я все равно вряд ли смог бы что-либо съесть, - автоматически ответил Люк, наблюдая, как Вейдер выкладывает содержимое очередной упаковки в пластиковую тарелку. И тут его осенило:
- У тебя нет посуды. Вообще ничего такого...
- Я не ем. То есть, нормальную пищу не ем.
- Почему?
Вейдер поморщился.
- Скажем так, у меня некоторые проблемы со здоровьем.
- Ты и маску поэтому носишь?
- Да.
- Но сейчас же ты… И вчера...
- Я могу обходиться без нее и доспехов некоторое время, но недолго.
- А…
- Об этом потом, - перебил его Темный Лорд, - ешь.
Люк сделал несколько глотков из стакана - взял просто тот, который стоял ближе к нему. Вкуса он все равно не чувствовал. Все еще не успевшая как следует высохнуть челка лезла в глаза.
Потом запихал в рот сразу три куска чего-то. Чтобы побыстрее разделаться.

"Это никогда больше не повторится... Никогда. Он и я, сидящие утром за одним столом… Как будто бы мы …на самом деле…”

- Я думал, над тем, что ты мне сказал вчера…
Вейдер многозначительно обвел его взглядом:
- Судя по тому, как ты выглядишь, ты делал это всю ночь.
- Почти… Есть одна вещь, которую, я хочу знать. Для меня это важно.
Он даже не подозревал, что это окажется так трудно. Даже после всего, что было вчера.
- Я тебе нужен? – наконец с трудом выдавил он из себя, и, боясь, что будет неправильно понят, тут же поспешно добавил, - я имею в виду не как…
- Я знаю, что ты имеешь в виду.
Вейдер опустился на стул напротив и посмотрел ему в глаза:
- Да, ты мне нужен.
На какое-то мгновение у Люка перехватило дыхание. Но он знал – это не весь ответ.
- Но это ничего не меняет, - закончил он за отца.
- Верно.
Люк слегка кивнул.
Сердце колотилось как сумасшедшее.
- Ты тоже нужен мне, отец, - прошептал он, - Но я не могу… Я никогда не присоединюсь к тебе.
- Вот и поговорили, - усмехнулся Темный Лорд. Но глаз эта усмешка не коснулась.
- Скажи мне еще такую вещь: твоя сестра знает?
Он так надеялся, что Вейдеру о Лее ничего не известно.
Как выяснилось, напрасно.
- Нет. Она и о том, что я ее брат не знает, если честно…
- Собираешься ей сказать?
Люк провел несколько раз пальцем по крышке стаканчика с недопитым кофе.
- Да, наверное… Она имеет право знать…
- А мне ты сказать собирался?
- Нет,- честно ответил он, ни секунды не думая.
- Не доверяешь мне, не смотря на то, что веришь, что во мне все еще есть добро?
Это было физически больно.
А он наивно полагал, что хуже ему уже просто быть не может…
- Рисковать ее жизнью и своей собственной – это разные вещи. Потом... Император… Скорее всего, мы ему до сих пор нужны…
- Думаю, у тебя будет прекрасная возможность это выяснить.
- В каком смысле?
- В самом прямом.

***

Люк думал, что вряд ли способен сейчас на что-то обращать внимание. Ему вполне хватало собственных мыслей. Но оказалось, что он ошибся. И сильно. Дворец (или может это здание называлось как-то иначе – просто Правительственное здание, например, или Сенатский комплекс. В политике Люк был не силен и как вообще управляется Империя представлял себе слабо. Лея вроде была сенатором, и Мон Мотма. Значит, был и Сенат…), Дворец, одним словом, произвел на него неизгладимое впечатление. Грандиозные статуи, колонны из какого-то необыкновенного камня с тонкими прожилками, уходящие в бесконечность своды. И на всем этом чувствовалась печать времени. Наверняка эти стены видели еще Старую республику, а может еще и времена до нее…

Вероятнее всего, Вейдер выбрал путь покороче, но им все равно пришлось несколько раз пользоваться лифтами, а потом еще минут пятнадцать идти длинными, отделанными тем же красивым камнем коридорами, на удивление практически пустыми. Возможно, все еще было слишком рано.

Взглянув очередной раз на черную фигуру, идущую слегка впереди него, Люк поймал себя на мысли, что все-таки не ожидал, что отец захочет отвести его к Императору. Только не после их утреннего разговора. Еще одна наивная иллюзия разбита вдребезги.

”А может в этом есть Веление Силы? Ведь предполагалось же, что рано или поздно мы встретимся…”

Рука осторожно коснулась сейбера, который Вейдер вернул ему сразу после завтрака. Он испугано перевел взгляд на Темного Лорда, но тот продолжал идти, как ни в чем не бывало…

Наконец они остановились возле высокой темной двери, по обе стороны от которой стояли две абсолютно неподвижные фигуры в красных доспехах с необычного вида оружием в руках. Створки двери бесшумно разошлись в стороны, пропуская их внутрь.

Комната. Навстречу им из-за стола тут же поднялось бледное высокое существо неизвестной Люку расы.
Оказывается, здесь работали не только люди.
Алиен подошел к ним поближе, издавая при движении легкое потрескивание, вызвавшее неприятную ассоциацию с насекомым, и поклонился Вейдеру. Хотя тонкие невыразительные черты лица были скорее женскими, Люк почему-то был уверен, что существо именно ”оно”.
- Милорд, - голос у существа оказался таким же бесцветным, как и внешность, - Император примет вашего спутника одного.
Люк бросил озадаченный взгляд на Темного Лорда, но тот лишь согласно кивнул.
- Но ему придется немного подождать, - продолжило существо, по-прежнему обращаясь только к Вейдеру. - У Его Величества срочный разговор.
И только потом перевело на Люка водянистые глаза без ресниц:
- Следуйте за мной.

Еще раз бросив взгляд на отца, Люк последовал за алиеном.
Дверь. Еще одна. Потом еще комната, гораздо просторнее. И снова дверь. Одна из трех.
Перед ней существо остановилось и пропустило его вперед. Это помещение было намного больше. Практически зал. Высокий потолок, огромные, едва ли не до самого потолка, окна.
Мебели почти не было, только несколько расположенных полукругом кресел у дальней стены.
- Ожидайте.
Дверь закрылась. И Люк остался один.

Было тихо. Неестественно тихо. Собственные шаги отозвались гулким эхом. Люк еще раз обвел взглядом комнату, и только тут заметил, что одна из стен была полностью увешена древним оружием. Он подошел поближе. Прямо перед ним на подвесной подставке лежал длинный слегка изогнутый меч. Вдоль всего лезвия шел причудливый волнистый узор...
- Это тана.
От неожиданности Люк чуть не подпрыгнул. Ладно, после общения с Вейдером он кое-как смирился с мыслью, что не чувствует ситхов в силе. Но чтобы не услышать шагов да еще с таким эхом!
Сделав глубокий вдох, он осторожно повернулся.
Ему никогда особо не приходилось задумываться над тем, как выглядит Император. Новости он не смотрел. Конечно в Альянсе о их главном враге говорили довольно часто, опять же Бен и Йода тоже много чего говорили. Но никто никогда не описывал его внешность. Тем не менее, определенный образ у Люка сложился: он представлял себе дряхлого старика, говорящего замогильным голосом, в темном балахоне с низко опущенным капюшоном, из глубины которого горят желтые глаза. Именно желтые - это обязательно.
Стоящий напротив него человек стариком точно не был, хотя и вряд ли был моложе пятидесяти. Четкие, без какого-либо намека на мягкость, но при этом вне всяких сомнений аристократические черты лица, серые, еще более холодные, чем у его отца глаза... Трудно было сказать, сколько Императору лет. Казалось, что время просто в какой-то момент решило больше не иметь с ним никаких дел. Он был одет в длинное темно-фиолетовое одеяние, как-то неуловимо гармонирующее с мечом, привлекшим внимание Люка. И к тому же оказался на целую голову выше него. Впечатление еще усиливалось очень хорошей, поистине царственной, осанкой.
Люк моргнул.
Он не был уверен, стоит ли ему здороваться или нет. Вполне возможно, что как от джедая и повстанца, от него этого и не ждали.
Император тем временем подошел к стене и уверенным движением снял меч с подставки. Потом несколько раз взмахнул им в воздухе. Нельзя было не поразиться, как естественно тот смотрелся в его руке. Логическим продолжением. Неожиданно пришла четкая мысль, что его шансы в поединке с таким противником равны нулю.
- Набуанский меч, разработанный в шестнадцатом веке. Идеальная комбинация баланса, совершенства пропорций и остроты клинка. Именно после его появления мечи стали считаться произведениями искусства, – медленно проговорил Палпатин, не сводя взгляда с тонкой стальной полосы. Потом протянул меч Люку. Рукоятью вперед. - Можешь посмотреть.
Не вполне понимая, что делает, Люк аккуратно взялся за рукоять. Взвесил в руке. Потом описал легкий полукруг. Чувство было непередаваемое…
- Приятно познакомиться с тобой, Люк Скайвокер.
Люк оторвал взгляд от меча и посмотрел на Императора.

Веление Силы… Момент, к которому он шел, вернее его вели с того самого дня, когда он покинул Татуин. А возможно и с самого рождения.

Вернув оружие обратно на подставку, он снял с пояса сейбер и неуверенно покрутил его в руках.
Его шансы в поединке с таким противником... Но дело было совсем не в этом.
- Знаете, когда я шел сюда, я был почти уверен в том, что я скажу и что сделаю.
- Что же изменилось? - никакой ненависти или презрения, просто любопытство.
Люк тяжело вздохнул. Он чувствовал себя безумно уставшим.
- Я почему-то думаю, что вы ничего не станете мне предлагать.
- Ну почему же, для начала я могу предложить тебе чашку чая.

Через несколько минут Люк сидел в кресле с горячей чашкой в руках, отрешенно думая о том, что наверняка не многие в этой галактике могли похвастаться тем, что пили кофе с Вейдером и чай с Императором в один и тот же день. Если вообще пили.
А еще у него было чувство, что его пристально изучают.
- А зачем вы хотели меня видеть?
- Ты – сын моего Ученика. Мне было интересно.
…моего Ученика... В том, как Император это произнес, было что-то такое… Бен говорил, что Вейдер стал его рабом, но о рабах так не говорят. В чем в чем, но в этом выросший на Татуине Люк был абсолютно уверен. Удивительно, но эта мысль заставила его чувствовать себя лучше.

”Мне настолько важно знать, что отцу хотя бы не так плохо там, на его стороне, даже, если эта сторона - Темная?”
Да.
Настолько.
Вопреки всему.

- Я совсем его не знаю. Я думал, что могу его понять… - проговорил он, задумчиво рассматривая содержимое чашки. И неожиданно для самого себя спросил, отчетливо понимая, что делает ошибку, так открываясь перед этим человеком:
- Они сделали все, чтобы мы оказались по разные стороны, да?
- Это война, Люк.
- Вы меня убьете?
- Нет.
- Почему? Я же джедай.
- Джедаю никогда бы не пришла в голову мысль спасать ситха.
- Я сражаюсь на стороне Альянса.
- Это может стать проблемой, учитывая твои способности. Но сегодня мы просто поговорим.


Часть 9

Я даже не сразу понял, что перечитываю последнее предложение третий раз подряд.
Собраться с мыслями никак не удавалось, а это было очень некстати. За два дня накопилось столько работы, что я малодушно подумывал повесить часть ее на Пиетта, даже прекрасно зная, что ему и так хватает своих прямых обязанностей, а также не очень прямых и совсем не прямых, которые я уже на него повесил.
В любом случае просидеть над отчетом генштаба мне явно предстояло всю ночь. А утром меня еще ждала аудиенция у Императора, и было бы совсем неплохо, чтобы к тому моменту голова у меня все еще работала как надо.
День сегодня был еще тот…
К посадочной площадке Дворца мы с Люком шли молча. Я ни о чем не спрашивал, он ни о чем не стал говорить - просто шел, слегка опустив голову, погруженный в свои мысли. А с другой стороны, мы уже и так все друг другу сказали. Единственное, что я мог для него сделать, это дать ему улететь. Еще раз. Уже в последний.
Я не стал его провожать – это выглядело бы более чем странно. Просто передал его в руки штурмовиков, отдав соответствующие распоряжения. Возможно он ждал от меня чего-то на прощание. Он даже вроде бы собирался что-то сказать, но в последнюю минуту передумал.
Я так и не оглянулся посмотреть, как его уводят.
Хотя только одна Сила знала, чего мне это стоило.
Что по сути у нас было? Несколько часов, вырванных из реальной жизни. Ни возможности, ни смысла что-то строить. Но, по крайней мере, я знал, что, вопреки ускоренному курсу джедайской идеологии в исполнении Кеноби и Йоды, мой сын джедаем все-таки не стал. Самое главное, если вдуматься.
А еще у меня была дочь…
Которую воспитывал Бейл Органа, видимо решивший, что любовь к моей жене достаточное для этого оправдание. Впрочем, он действительно не знал, что я жив.
Какое все-таки безумие, если посмотреть на это со стороны. Каким извращенным сознанием надо обладать, чтобы не просто отдать моих детей в приют пусть даже на какой-то отдаленной планете – во имя их защиты, во имя мести, но сознательно воспитать их моими врагами, бросить их на алтарь своего Ордена, которому они по-хорошему хотя бы как дети Падме ничего не должны. И в месте с ними бросить на тот же алтарь жизни других, совершенно не имеющих отношения ко всему этому людей – того же Бейла, Беру, Оуена…
Отложив в сторону отчет, я зашел в холонет и ввел в поисковик ”Лея Органа”. Можно было бы конечно запросить ее досье, но так было банально быстрее.
137467 результатов – в свою бытность сенатором она явно любила внимание прессы. Кого-то мне это очень напоминало.
Симпатичная темноволосая девушка смотрела на меня и улыбалась. Такой знакомой улыбкой.

”Удивительно…Сколько раз я встречал ее в Сенате, на различных приемах… Как я мог быть так слеп?! Уму не постижимо…”

Тут как-то сразу вспомнился Беспин, вся эта романтическая сцена с ”Я тебя люблю! - Я знаю” с последующим процессом закатывания Соло в карбонит.

”А он между прочим старше ее лет на десять … и контрабандист к тому же, с непонятно каким прошлым.”

Я с удивлением поймал себя на мысли, что с удовольствием закатал бы его в карбонит еще раз. Особенно учитывая, чем они с Леей наверняка занимались сейчас на Сулусте, где по данным разведки находилась уже третью стандартную неделю база повстанцев.
Впрочем, карбонит совсем не обязательно использовать - это как раз тот случай, когда не стоит ограничивать полет фантазии…
Мда… можно было только посмеяться над своими вдруг проснувшимися отцовскими инстинктами… Но вот только смешно мне не было. Совсем.
А потом еще мне все никак не давал покоя последний разговор с Исард. Прокрутив его снова и снова в голове, я пришел к выводу, что злюсь настолько, что хочется запустить чем-то в стену. И я никак не мог понять причину подобной реакции.
Какое мне собственно дело до того, что она обо мне думает?
Неожиданно вспомнилось, как близко она стояла. Так близко, что я чувствовал запах ее волос. И я вдруг осознал, что на вопрос ”что вам нужно, Милорд?” был готов ляпнуть что-то не то.

”Чушь какая… Да, я хочу, чтобы она мне доверяла - в конце концов, для нас это гарант успешной работы. И все.”
Самое время было вернуться к отчету и не забивать голову всякой ерундой, мне и без нее было, о чем думать.

***

- Лея!
Ситхова планета…
”Как вообще можно ориентироваться в этих крысиных норах?”
- Хен! Я здесь!
- Где ”здесь”?!
- Самый левый туннель!
Больно ударив ногу об очень некстати подвернувшийся камень и вспомнив все самые образные выражения, которые знал (хорошие две трети которых на общегалактический с хатского вообще не переводились), Соло наконец выбрался на маленькую каменную площадку. Лея сидела с датападом в руках на сложенном в несколько раз одеяле, прислонившись спиной к скале. Буквально в нескольких шагах от ее ног начинался обрыв.
- Ненавижу эту планету, - не долго думая, Хен уселся рядом, прямо на холодный камень.
- Ты это и на Хоте говорил.
- И что? Хот я тоже ненавидел.
Лея улыбнулась и положила голову ему на плечо.
- От Люка ничего не слышно?
- Нет. Но я уверена, что он в порядке.
Соло слегка отстранился и посмотрел на нее сверху вниз.
- Уверена, да?
- Да.
- Слушай, а когда малыш успел джедаем стать? Пока я у Джаббы украшением интерьера работал?
- Не знаю... Было как-то не до того…
- Мда… Не думал, что у него это так серьезно…
- Хен…
- Ладно, ладно! Я вообще-то не об этом хотел поговорить.
- Да? А о чем? – Лея закрыла глаза, пододвигаясь поближе.
”А может не сейчас все-таки… так хорошо сидим.”
- Я слышал вчера, как ты с Мотмой разговаривала.
И моментально почувствовал, как она напряглась.
”И кто меня за язык тянул...”
- Здесь не о чем говорить.
- Я так не думаю… - смысла отступать все равно уже не было.
Лея отодвинулась и уставилась куда-то в темноту над пропастью.
- Просто когда кто-нибудь упоминает о твоем отце, у тебя такое лицо…
- Какое?
- Как тогда на Хоте, когда ты думала, что я заберу деньги и слиняю.
Она снова посмотрела на него. Соло очень не любил, когда у нее были такие глаза. Не глаза - два зеркала, смотришь и отражаешься сам.
- Хен, зачем тебе вообще нужен этот разговор?
- Так плохо, что я хочу знать, что с тобой происходит?
Лея поднялась и нагнулась за одеялом, явно собираясь уйти. Хен попытался удержать ее за руку, но она вырвалась, резко, с неожиданной силой.
Но не ушла. Просто продолжала стоять.
Он встал, медленно, как–будто боялся вспугнуть, подошел к ней, обнял и со всей силы прижал к себе.
- Ну ты что?- прошептал он в ее волосы.
- Потом… Как-нибудь. Ладно? – И как ей удавалось быть такой сильной и такой беззащитной одновременно…
- Да, Ваше Высочество...

***

- О! А я думала, ты уже не придешь…
- Мам, я буквально на пол часика… Возьми, пожалуйста. Я по дороге пару булочек купила…
- Кофе хоть выпьешь со мной?
И уже из кухни:
- Проходи в гостиную…
- Может, я помогу?
- Глупости…

Они никогда не пили кофе на кухне. Только в гостиной за большим красивым столом, укрытым белой скатертью. Нет, это не было традицией. Это было состоянием души. Как и все в этой квартире. Относительно последним нововведением были комнатные растения - новая страсть ее матери, уверено захватывающие все больше и больше пространства. Вазоны стояли на окне, на полу, висели на стене …
- Ты уже совсем заросла…
- Человек должен жить на природе. Я всего лишь пытаюсь доказать это эмпирическим путем.

Булочки были выложены в красивую плетеную тарелку и торжественно водружены на самую середину стола. К ним присоединился кофейник и две фарфоровые чашки, уверено сидящие в блюдцах.
Кофе пах потрясающе.
- Как продвигается твой выход на пенсию?
- Я думаю, мы близки к кульминации…
Керолайн Исард, профессор Корусантского лингвистического университета, уходила на пенсию уже второй год. Процесс был сложный и заключался в бесконечной переписке и душевных беседах с ректором, который и не думал ее отпускать.
Исанне пожала плечами:
- Сомневаюсь - вы оба получаете уж слишком много удовольствия от всего этого действа.
- Ну уж…
- И ты ему нравишься.
Она никогда не выглядела на свои годы… А глаза, глаза по-прежнему были совсем молодыми.
Керолайн улыбнулась, сразу сбросив еще десяток:
- Вчера я была на свидании... Угадаешь с кем?
- Что тут гадать: с мистером Клоткейром, живет ниже тебя на три этажа. У него темно-синий спидер VT 500, который он только дня три назад забрал из ремонта.
- Не знаю, как ты это делаешь…
- И как свидание?
- Хорошо!- в глазах тут же сверкнули лукавые искорки. - Тебе тоже стоит попробовать.
Это была, конечно, любимая тема, к которой так или иначе сворачивала любая беседа.
И в этот раз даже захотелось подыграть:
- Ну, мне нравился один сотрудник, но, понимаешь, выяснилось в итоге, что у него двое детей.
Керолайн взяла булочку, вполне художественно разломив ее посередине:
- Ну а что ж ты хочешь в твоем-то возрасте? Вполне естественно, что тут либо жена, либо дети, либо вообще встречается только с твилеками.
- Только про твилек не надо – мне этого солдафонского юмора хватает на работе.
Исард встала, запив последний кусочек булочки глотком кофе, чмокнула в подставленную матерью щеку.
- Все - я побежала. Ушла в работу – когда вынырну, объявлюсь.


Часть 10

Кто бы мог подумать, что только пару дней назад здесь было так тихо и спокойно, недовольно думала Исард, пробираясь через пеструю разговаривающую, свистящую, хрипящую, цокающую и булькающую толпу.
Сенаторы, помощники сенаторов, помощники помощников сенаторов, секретари и помощники секретарей, люди и алиены… Они толкались, здоровались, обсуждали последние новости, выбирали новых союзников, формировали фракции, снова после годового перерыва входя в тот такой желанный для них всех вне зависимости от расы мир так называемой большой политики…
Какое все-таки счастье, что вследствие последней реформы законодательной власти Сенат собирался в полном составе только раз в году и только на четыре недели. Особо непонятливым вежливо намекнули, что в их пребывании на Корусанте в любое другое время нет никакой необходимости. Забавным было то, что значительная часть обычных жителей галактики приняла эту реформу на "ура" – круглогодичное содержание сенатора и его партии в столице было делом не дешевым и сильно расстраивало добросовестных налогоплательщиков.

Как ни странно, но очень немногие знали директора СИБ в лицо. По очень простой причине – большинство алиенов было физически не в состоянии отличить одного человека от другого, ориентируясь только по внешности. А для всего остального, например, для идентификации по запаху или отпечатку сознания, необходимо было как минимум личное знакомство.
А знакомиться с ней по доброй воле желающие находились не часто.
Ну а тут еще какой-то идиотский глянцевый журнал напечатал в одной из статей, что у нее разноцветные глаза, черные волосы с двумя белыми прядями и что ходит она в красном мундире. Несмотря на то, что Исанне бы скорее застрелилась, чем надела красный, не говоря уже об идее так странно покраситься, выяснять отношения с журналистом она не стала, сочтя подобную дезинформацию весьма полезной – с нормальным цветом волос и в обычном черном брючном костюме ее узнавали довольно редко.
Что было весьма приятно и имело несомненную ценность для работы.

Но у каждого правила есть свои исключения.
Бейл Органа.
Он стоял возле одной из колонн и смотрел на нее поверх головы своего собеседника.
В какой-то момент Исанне решила, что в этот раз он подойдет. Но вице король не двинулся с места. Просто смотрел, как-будто цеплялся за нее взглядом, как за спасательный круг…
Она проигнорировала его как обычно, не считая необходимым как-то дать понять, что заметила такое пристальное внимание.

Исард совершенно не удивилась, когда, войдя в кабинет Императора, застала его мирно беседующим с Вейдером. Она давно привыкла, что с Палпатином никогда нельзя было предугадать заранее (а в ее случае это говорило о многом), во что обернется следующая встреча.

"Значит, ситхи пришли к пониманию… Осталось только выяснить, во сколько и кому это понимание обойдется… если уже не обошлось…"

Исанне поклонилась.
- Ваше Величество, Милорд.
- Проходите, Директор,- Император указал ей на кресло,- и присоединяйтесь к нашему разговору. Он обещает быть весьма интересным.
Палпатин подождал пока Исард сядет и медленно с расстановкой произнес:
- Думаю, что настало самое время перевести наши отношения с Альянсом в другое качественное состояние.
Это было неожиданно.
- Насколько другое? - осторожно спросила Исанне, украдкой бросив взгляд на сидящего рядом Темного Лорда. Понять, являлось ли это заявление для него такой же новостью, как и для нее, было затруднительно.
- Когда существ объединяет какая-либо идея, одними силовыми методами это не решить... Повстанцам так хорошо вместе, потому что делить им по сути нечего. Это надо исправить. Дадим им образовать такую себе небольшую Новую Республику. Где-нибудь подальше от центра. На наших условиях.
Ботаны, люди, сулустиане… - Император усмехнулся. Как всегда, создавалось такое впечатление, что эта усмешка скорее ответ на какие-то тайные мысли, чем на то, о чем он говорит. - Наблюдать за ними будет одно удовольствие… Мон-каламари к ним не присоединятся - им нужен только свой сектор. Возможно только Акбар со своей группой. Так что с ними решим вопрос отдельно. Но для начала необходима полная капитуляция Альянса.
Палпатин перевел взгляд на Вейдера.
- По всем фронтам. И это включает в себя и флот Бел Иблиса.
При упоминании имени бывшего сенатора Кореллии глаза Императора так нехорошо блеснули, что Исард с трудом сдержала себя, чтобы не отшатнуться. А еще в них было что-то такое… абсолютно нечеловеческое…
- Где он сейчас, кстати?
- В системе Уппату, - машинально ответила Исанне, не вполне еще придя в себя после увиденного.
- А как там дела у Таркина?
- Станция удачно завершила свое перемещение к спутнику Эндора и находится в полной боевой готовности. Строительство генератора силового поля закончено двенадцать стандартных суток назад и сейчас он используется как дублирующий.
- Очень хорошо. Повстанцам удалось обнаружить ее месторасположение?
- Еще нет, Ваше Величество. Но они активно занимаются поисками.
- Тогда им нужно помочь. А вот знать о том, что Станция полностью функционирует, повстанцам не обязательно. Можно еще чем-нибудь их приманить, например, пустить слух, что я собираюсь прибыть на Станцию с ревизией. Лорд Вейдер, мне не важно, сколько секторальных флотов вам придется задействовать, но у повстанцев не должно остаться ни тени сомнения в том, что подписание акта о капитуляции – проявление доброй воли с нашей стороны и их единственный шанс остаться в живых.
Темный Лорд встал и поклонился.
- Будет исполнено, мой Повелитель.
- Ваше Величество, а если они не захотят воспользоваться этим шансом? - спросила Исард.
- Тогда нам ничего не останется кроме как проявить уважение к их выбору, не так ли?

Когда за директором СИБ закрылась дверь, Император встал из-за стола и подошел к погруженному в размышления Темному Лорду.
- Раз джедай - всегда джедай. Да, Вейдер?
- Хммм?
- Если правила игры не устраивают, не нужно пытаться себя в них втиснуть путем ампутации части души - их нужно поменять.

***

- Рады вас снова видеть, командор Скайуокер!
Люк невольно улыбнулся.
- Это взаимно, база.
- Дорогу найдете?
- Да, не беспокойтесь.
- Если что, обращайтесь. Мы вас посадим.
- Спасибо, буду иметь в виду.
Вместо ангара служила одна из пещер, умело прячущаяся среди скал. Если бы не Сила, он бы ее никогда сам не нашел. Впрочем, сама посадка не составила никакого труда.
Люк выключил двигатели и с облегчением стянул шлем. Совершать такие перелеты на крестокрыле было мягко говоря, не совсем разумным.
Как и многое что он делал в своей жизни...
Р2, по какой-то своей, одному ему известной причине, упорно молчавший всю дорогу, издал тихую трель. Достаточно требовательную.
- Сейчас мы тебя вытащим, не переживай.
Хочешь не хочешь, а надо было вылезать. Не взирая на желание уснуть прямо здесь в кабине.
А еще очень хотелось переодеться.

Подождав, когда Р2 будет благополучно выпущен на свободу с помощью обслуживающих дройдов, Люк медленно направился в сторону туннеля, ведущего к жилым помещениям.
По местному времени была почти середина ночи. Дойдя наконец до устроенной в одной из пещер казармы, в которой спали пилоты его эскадрильи, он тихо, стараясь никого не разбудить, пробрался к своей койке и обессилено рухнул на нее.
Ему казалось, что достаточно всего лишь лечь и он моментально уснет. Но стоило только закрыть глаза, как перед ним снова был тонкий стальной меч, древнее оружие воинов Набу… И снова он сидел в кресле с чашкой чая в руках… и говорил, говорил, говорил… обо всем, о себе, о своем детстве, о тете и дяде, о Кеноби, об ученичестве у Йоды, о песках Татуина и снегах Хота… говорил, как не говорил ни с кем и никогда до того… говорил и не мог остановиться…
А человек напротив сидел и слушал… не сводя с него серых, горящих Силой глаз…

Кто-то прямо над ухом громко выругался. Откуда-то слева послышался громкий хохот.
- Кончай ржать! Не видишь – командор спит.
Ответом было еще более громкое ржание.
Люк открыл глаза и попытался проморгаться.
Ведж сидел на соседней койке и довольно улыбался. В общем вся эскадрилья была в сборе. Кто-то все еще валялся, но большинство успело уже встать и одеться.
- Выглядишь дерьмово, - резюмировал Антилес, осмотрев его с головы до ног.
- Ээээ… спасибо... - мечта переодеться вчера так и не осуществилась.
- И где тебя носило?
- А что, я много пропустил?
- Та нее, - встрял Дерек, не отрываясь от процесса застегивания ботинок,- торчим тут в этой каменной дыре… ни вылетов толком, ничего. Мотма приказала особо не высовываться.
- Понятно… Я это... в освежитель.

Кое-как разобравшись со своим внешним видом, Люк решил отправиться на поиски Леи.
Увидеть ее сейчас было просто жизненно необходимо.

Как выяснилось было только начало седьмого, так что еще вполне существовал шанс застать ее в своей комнате.
Возле самой двери он остановился. Сделал вдох выдох.
Люк не успел даже постучать - дверь открылась и он был тут же стиснут в объятиях и подсознательно прощупан через Силу на предмет повреждений.
И сразу стало тепло. Она была не просто его сестрой – она была Своей.
Между тем Лея уже затащила его внутрь.
- Ты плохо выглядишь, - сказала она с беспокойством.
- Устал просто…
Она вроде бы еще сильнее похудела - особенно заметно было по лицу. И из-за этого карие глаза казались еще больше.
- Лея, нам нужно поговорить. Это важно.
- Хорошо. Только я сейчас с Мон встречаюсь. Тебе кстати тоже стоит пойти. Может вечером?
Люк кивнул.
Да. Хорошо. Вечером.

Дальше


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™