<<  Имперский подарок


капитан Пелеон

Имперский звездный разрушитель «Бракса», строго говоря, был летающим артефактом, уместным у причалов орбитального музея, но отнюдь не в составе Имперского флота. Построенный в разгар Клонических войн, он пережил битву над Корускантом, несколько эскадренных сражений, а потом долго залечивал полученные раны в бесконечном капитальном ремонте.
Второй раз ровесник дредноутов Катаны встал в строй во время раздиравшей Империю гражданской войны. В этой кампании на его счету не было громких битв – охрана окраинных систем, сопровождение конвоев, стычки с поисковыми группами мятежников. Звездный час «Браксы» пришелся на молниеносное наступление гранд-адмирала Трауна. Старому разрушителю довелось ходить в ордере прославленного «Мстителя», теперь уже атаковать, а не оборонять Корускант, выжить в бойне у Орд-Мантелла и вот теперь доживать свой век в патрулях и конвойной службе в далеком окраинном секторе, контролировавшемся адмиралом Залевски.
Скромный коммандер с заштатной окраинной рембазы – Залевски сумел получить адмиральское звание из рук самого Трауна, а после гибели блестящего имперского стратега, увести свой флот на старую базу и удерживать маленький осколок Империи в пару систем, предоставляя ремонтные базы другим имперским соединениям, и изредка сталкиваясь больше с пиратами, чем с залетными республиканцами.
Впрочем, обер-лейтенант Реджинальд Дитль, насколько это было возможно уютно устроившийся сейчас в кресле дежурного офицера главного мостика «Браксы» не был склонен размышлять над богатым прошлым своего корабля и командующего. Изредка бросая взгляды в сторону двух рядовых членов экипажа, скучавших за боковыми пультами, Дитль потягивал прескверный каф и украдкой поглядывал в датапад, пристроенный на коленях.
Вообще-то Реджинальду стоило бы досадовать на старшего офицера его смены, загнавшего Дитля во внеочередное дежурство, выпадающее на «ночную» половину суток корабельного времени, да еще и как раз в канун Нового года. Однако меланхоличный обер-лейтенант не унывал – альтернативой дежурству могло быть лишь поглощение убийственного виски в компании таких же служак в осточертевшей кают-компании «Браксы» с обязательным выслушиванием бесконечных воспоминаний командира корабля коммандера Омнера – имперского ветерана, в котором, по слухам, искусственных частей тела и органов было едва ли не больше чем у самого Лорда Вейдера. Ни к тому, ни к другому нынешнего обер-лейтенанта, а еще год назад клерка захолустной корпорации по производству парфюмерии, принадлежавшей его дяде, склонности не было. Свою участь дежурного в праздничную ночь, равно как и службу, он принимал, как ему казалось, с мудрым смирением человека, который ничего не может с этим поделать. Еще один прошедший день приближал окончание офицерского контракта, подписать который его убедил все тот же дядя – хозяин и директор парфюмерной корпорации – обещая пост заместителя директора и гипотетическое завещание в пользу бесталанного племянника.
Приятели по студенческим гулянкам и корпоративным вечеринкам Реджинальду даже завидовали – мол, вернется в кителе имперского офицера с накопленным жалованием (а на что его тут тратить то?), да еще, глядишь, с медалькой какой-нибудь за выигранное сражение (ага, на этом корыте!) – и вся женская половина персонала корпорации его. Ну да, вот их бы загнать торчать как совонетопырь на карнизе в этом неудобном кресле и коротать праздничную ночь под попискивание сигналов на пульте и не особо сдерживаемые зевки подчиненных.
К тому же внеочередное дежурство было еще не самым худшим последствием недавнего злоключения Дитля. Тогда, в прошлом конвоировании «Браксой» пары твилекских грузовиков, в таком же ночном дежурстве Реджинальд, гоняя аппаратуру дальнего обнаружения, усмотрел на встречном курсе некую крупную посудину угрожающих очертаний и солидного тоннажа. На зазубренные во время прохождения ускоренных офицерских курсов известные силуэты основных боевых кораблей Империи и Республики чужак не походил, и Реджинальд, поспешно спрятав под сиденье свой датапад, запустил систему опознавания по базе боевых (а кем бы еще мог быть столь грозный незнакомец). Однако и там идущего встречным курсом и сохранявшего молчание на основных частотах связи корабля не оказалось, и обер-лейтенант Дитль рискнул объявить боевую тревогу еще до того, как вызвал на мостик капитана (высказывание кого-то из имперских гранд-адмиралов о ценности каждой секунды боя висело в аудитории на курсах как раз напротив стола Реджинальда).
Старый разрушитель, отдыхавший в «ночной» смене, немедленно ожил. Места в боевых башнях занимали канониры, с грохотом пробегали по коридорам штурмовики и расчеты аварийных команд, докладывали о готовности дежурные истребители из ангарного отсека.
Преобразившийся Дитль уже принимал отчеты и сыпал стандартными командами, глядя, как веер дежурной смены истребителей разворачивается вокруг меняющей курс «Браксы», как торопливо отворачивают в сторону по правому борту оба твилекских грузовика, капитаны которых должно быть благодарят всех богов Рилота за то, что расщедрились на имперский конвой, когда в рубке появились капитан и старшие офицеры разрушителя.
- Господин коммандер! Боевой корабль неизвестной конструкции на встречном курсе. Объявил боевую тревогу. Передаю командование! – отчеканил Дитль в предвкушении команды к атаке и первого настоящего крупного сражения в его жизни (стычки с пиратским старьем и случайными республиканским разведчиками не в счет). Однако таковой не последовало, зато за спиной молодого офицера, от пульта старшего помощника раздались странные звуки, напоминающие дыхание приснопамятного Лорда Вейдера. В таком состоянии Реджинальд был готов поверить и в реинкарнацию и появление на мостике самого грозного Главкома. Однако черного лорда за спиной не оказалось. Странные звуки издавал старпом, согнувшийся над пультом в приступе хохота.
Не показавший удивления странным поведением своего офицера Омнер, со скрипом искусственных конечностей, прошагал к боевому посту обер-лейтенанта и со странной ухмылкой уставился на замершего Дитля.
- Обер-лейтенант, вы провели штатный тест на опознание встречного корабля?
- Так точно! Все базы известных боевых кораблей, - ответил Дитль, леденея от предчувствия допущенной ошибки, - Кроме секретных. Доступ к этой базе у офицера безопасности.
Реджинальд бросил взгляд на названного офицера, появившегося на мостике. Вернее появившейся – майор Крофт - зрелая дама с пышными формами, обтянутыми мундиром СИБ - уже устроилась в тесноватом для нее кресле с неразлучным чемоданчиком секретных данных.
Однако коммандер Омнер не пожелал ознакомиться с результатами сравнения неизвестного корабля с секретной базой данных, а только кивнул старпому.
- Вы задействовали базы только боевых кораблей? – в голосе старшего помощника яда хватило бы на сотню песчаных скорпикор.
- Так точно! Только боевые базы для сокращения времени опознавания! – выдавил несчастный Дитль, чувствуя, как капельки холодного пота выступают у него по спине, и недоумевая, почему командир и старпом «Браксы» тратят драгоценное время не на начало боя с приближающимся незнакомцем, а на его скромную персону.
- Так вот если бы вы загрузили все базы данных, то узнали бы, что идущая встречным курсом большая гаммореанская мусорная баржа имеет связь только ближнего действия, а, следовательно, ответит нам… секунд через 30.
Старпом перевел взгляд с замершего в кресле Реджинальда на офицера безопасности, в свою очередь рассматривающую Дитля с нехорошим профессиональным интересом.
Судорожно сглотнув, обер-лейтенант представил, как отделение штурмовиков волочет его в камеру допросов. Следующими картинками были расстрел в грузовом трюме и выбрасывание бездыханного тела в мусорный отсек… Собрав все свое мужество, Дитль смог выдавить:
- Виноват, господин капитан-лейтенант.
Вряд ли старпом, предвкушавший хорошую головомойку незадачливому вахтенному, оторвавшему его от партии в саббак, где он в кои веки обыгрывал командира разрушителя, удовлетворился бы покаянным ответом Дитля. Но тут, спасительным гласом с небес, раздался скрипучий голос самого коммандера Омнера.
- Великий адмирал Траун смог бы использовать в бою даже такое корыто, - размеренно вещал капитан, - Бдительность не бывает лишней, говаривал он! А вам, обер-лейтенант, приказываю сдать старшему помощнику и офицеру безопасности зачет по порядку обнаружения и опознания кораблей.
Командир повернулся к пульту связиста, который уже вывел на рабочий стол голограмму жутко испуганного свина, буквально визжащего от ужаса при виде движения на его баржу изготовленного к бою разрушителя с эскортом истребителей…
Сдача зачета вылилась в двухчасовой экзамен несчастного обер-лейтенанта по всем статьям устава, которые только мог припомнить старпом, а скучающая майор Крофт, по слухам некогда служившая в штате самого Императора, но прошляпившая потом настоящее гнездо джедаев на Татуине, вдобавок устроила настоящий допрос, медовым голосом (а вот голос ее пробуждал у Дитля мысли, совсем не связанные со столь серьезным моментом) выясняя - не было ли у обер-лейтенанта сомнений в правоте дела Империи и желания навредить данному делу путем объявления беспричинных боевых тревог на звездном разрушителе и явным подрывом оными действиями боеспособности экипажа.
Как могла еще одна боевая тревога вдобавок к объявляемым то и дело неуемным коммандером Омнером ухудшить боеготовность экипажа «Браксы» Дитль не знал, о чем честно поведал контрразведчице. После чего тема беседы сместилась почему-то к состоянию здоровья, вредным привычкам и даже интимным пристрастиям обер-лейтенанта. Выяснив, что Дитль здоров, бодр, вредных привычек и отклонений, несовместимых с высокой честью носить погоны имперского офицера, не имеет, майор Крофт отпустила несчастного восвояси, «порадовав» напоследок, что все-таки видит в Дитле «как-будто что-то подозрительное» и соответственно «будет внимательно за ним присматривать».
И вот теперь счастливо отделавшийся внеочередным новогодним дежурством Дитль то и дело переводил взгляд с пристроенного на коленях датапада на пульт, искренне надеясь, что его скучная смена так и пройдет без очередных гаммореанских барж, старших помощников и иных раздражающих явлений.
Однако судьба как видно решила не быть милостивой к скромной персоне обер-лейтенанта. Когда на пульте обнаружения зажглась яркая точка, сопровождаемая параметрами размеров и курса цели, Дитль выжидал (как будто надеясь, что она погаснет сама собой) пока один из вахтенных не посчитал нужным обратить внимание господина обер-лейтенанта на встречную цель.
Встряхнувшийся Дитль запустил сканирование встречного корабля (на этот раз, как будто чтобы окончательно добить несчастного офицера, размерами превосходящего суперразрушитель) по все базам данных и приказал вахтенным перепроверить информацию по размеру и курсу цели. Как и следовало ожидать, встречного корабля в базе не было. Отметка цели ползла себе контркурсом и совершенно не желала исчезать, ставя Реджинальда перед выбором – в очередной раз побеспокоить командование, оторвав его от праздничного стола зрелищем очередной гаммореанской мега-баржи или проигнорировать появление какого-нибудь нового республиканского дредноута, который разнесет дряхлую «Браксу» на атомы. Правда объявление боевой тревоги вряд ли избавит старый разрушитель от печальной участи – коммандер Омнер явно не бросит конвоируемый тихоходный танкер, а значит, боя не избежать. Да и сам Дитль, при отсутствии воинственности, все же был имперским офицером, и бежать от мятежников, либо не дай галактика им сдаваться, был совершенно не намерен.
Прежде чем набрать код вызова командира или коснуться кнопки боевой тревоги, обер-лейтенант, припомнив все, чему его учили на ускоренных офицерских курсах, запустил базы данных на поиск наибольшего соответствия с обнаруженной целью. Наибольшим соответствием оказался… много лет как канувший в вечность в битве при Эндоре флагман Главкома Имперского флота Лорда Вейдера «Экзекьютор». Однако и он уступал бы незнакомцу по размерам, тоннажу и скорости.
Дитль еще раз пробежал глазами данные (впрочем, и в них можно было увидеть позитивный момент – по архитектуре корпуса встречный корабль напоминал имперца, нежели республиканца или корабли независимых систем) и потянулся к консоли связи. Для полного букета неприятностей на мостик следовало вызвать командира и старших офицеров. Реджинальд на мгновение обернулся на диафрагму двери, как будто мог разглядеть за ней Омнера, старпома или майора Крофт.
Впрочем, если бы обер-лейтенант Дитль обладал способностями адепта силы и узрел бы через массивную дверь коридор, настроения это ему бы не добавило – потому как двое из представленных им офицеров, а именно старший помощник «Браксы» и офицер СИБ стояли прямо перед входом на мостик.
Еще менее обрадовал бы Реджинальда их разговор.
- Значит, пользуется личным датападом чаще всех остальных офицеров?
- Так точно.
- И как объясняет?
- Письмами родным.
- Но при этом тщательно прячет от сослуживцев?
- Именно так.
- Что можно так прятать? Обычные письма?
- Не знаю. Может быть порно?
- Оставьте, как будто я не знаю, что ваши канониры и связисты смотрят в каютах, да еще и обмениваются друг с другом дисками.
- Что-то особенно постыдное… может хаттское порно.
- Хм… это одна версия. А другая.
- Обер-лейтенант Дитль не самый образцовый наш офицер, и все же я не допускаю мысли, что в экипаже «Браксы» может быть шпион!
- А я допускаю такую мысль, потому что это моя служба Империи.
- Как вам будет угодно. У вас есть полномочия на проверку личных датападов офицеров разрушителя.
- Да, с разрешения командира или старшего помощника. Вы согласны?
- Желал бы избежать копания в личных записях моих подчиненных… но коль речь идет о деле империи.
- Не будем тянуть…
Обер-лейтенант Дитль, пребывая пока в неведении относительно намерений в его адрес, тем временем, закусив губу, нажал кнопку вызова и подчеркнуто официальным тоном отчеканил:
- Господин коммандер! На связи дежурный офицер Дитль. Обнаружен неизвестный боевой корабль большого тоннажа, близкий по классу к имперскому суперразрушителю. Идет на контркурсе. Сближается. Прошу разрешения объявить боевую тревогу.
- Дитль, вы уверены? – проскрипел ему в ответ голос командира «Браксы».
- Так точно.
- Объявляйте тревогу. Следую на мостик!
Старший помощник и офицер безопасности вошли на мостик уже под звуки сирены, возвещавшей экипажу «Браксы», что новогоднюю ночь ему придется провести в боевой готовности. Естественно обоим было уже не до Дитля, тем более что явившийся на мостик капитан Омнер согласился на этот раз с выводами дежурного офицера.
На сближение со старым имперским кораблем шел чужак, похожий на суперразрушитель, да к тому же буквально утыканный орудийными и ракетными установками. Мало того, вслед за ним из гиперпространства вышли еще три боевых корабля, немногим уступающие ему в размерах.
Результат возможного боя легко предугадало бы и разумное существо, далекое от военного дела. Тем не менее, старый разрушитель принялся менять курс, выпуская все наличные истребители и бомбардировщики и давая возможность конвоируемому танкеру сделать обратный поворот, чтобы убраться с места сражения.
Подписывая контракт, Реджинальд Дитль вполне осознавал, что его окончанием может быть не вручение имперской благодарственной грамоты и солидного вознаграждения, а «лучшая судьба для воина», как говаривали преподаватели на курсах – гибель в бою за дело Империи. И все же в глубине души надеялся на благополучный исход службы. В нескольких стычках с пиратами и случайными кораблями мятежников «Бракса» обычно превосходила противника или дралась на равных. Теперь же Дитлю и его сослуживцам предстоял бой с противником, который был заведомо «не по зубам» старому разрушителю.
Ну что ж… присягу он давал. Главное, чтобы это было быстро.… Да еще жаль, что тщательно скрываемый датапад пропадет вместе с ним и его не увидит…
Тем временем связист доложил коммандеру Омнеру о вызове, поступившем с приближающегося флагмана встречной эскадры. Командир «Браксы» сначала вывел его на закрытый канал, но вдруг, как-то неестественно четко выпрямившись, приказал включить громкую связь.
- Воины Империи! Экипаж славного разрушителя «Бракса»! Храбрый боец моего великого отца коммандер Омнер! Я, Император Палпатин Второй, вижу вашу готовность сражаться за наше дело и вашу верность даже при встрече с превосходящим противником! Я счастлив сегодня заявить вам, что эта верность была не напрасной. Империя возвращается, чтобы занять свое достойное место в Галактике! – голос, раздавшийся из динамиков, казалось, звучал прямо в душу Дитлю, - Приказываю Вам занять место в эскорте моего флагмана и сопроводить эскадру на базу адмирала Залевски… Я поздравляю Вас с новым годом Имперской эры. Годом, который действительно станет новым поворотом в судьбе Империи. Ура, господа!
Такого дружного и восторженного боевого клича старая «Бракса» не видела с того момента, как сошла с имперских стапелей. Как не получал никогда ее экипаж ТАКОГО новогоднего подарка.
Подскочивший со своего места вместе с другими офицерами и солдатами Дитль с удивлением увидел на лице коммандера Омнера слезы, которые тот не торопился вытирать…
Встретив взгляд обер-лейтенанта, старый капитан улыбнулся (наверное, первый раз на памяти Реджинальда).
- Обер-лейтенант Дитль, объявляю вам благодарность! Ваша смена свободна и может, как следует отметить праздник! Старпом, выдать свободной смене виски из неприкосновенного запаса!
- Поздравляю! – крепкое дружеское рукопожатие старпома поразило Дитля не меньше, чем слезы счастья на глазах капитана.
Во всей атмосфере ликования только майор Крофт казалась чем-то неудовлетворенной.
- Капитан-лейтенант, напомню, что мы должны были провести одну проверку.
- Вы считаете необходимым это сейчас?! – старпом явно был раздосадован.
- Не будем затягивать и в такой счастливый день убедимся, что наши подозрения беспочвенны, - на этот раз в голосе контрразведчицы почти не было металла.
- Да, конечно, - кивнул старпом.
- Обер-лейтенант, согласно положению об Имперской контраззведке… вы позволите.
Майор Крофт легким движением подхватила датапад, который Реджинальд оставил на подлокотнике кресла.
- Занимайтесь своим делом господа, - она отошла в сторону от покрасневшего как забрак в боевой раскраске Дитля и старшего помощника, уже сыпавшего распоряжениями по смене курса «Браксы». Для остальных офицеров и солдат, находившихся в рубке, этот эпизод прошел незамеченным на фоне общего ликования.
Пока старый разрушитель пристраивался в строй императорской эскадры, майор Крофт, пристроившись на выступе какого-то охладителя в углу рубки, не отрывалась от датапада. Профессиональный интерес на ее лице сменился крайним удивлением и как будто даже смущением.
- Да не переживайте вы так, обер-лейтенант, - подбодрил Реджинальда старпом, - Ну хаттское порно и хаттское порно. Мало ли кому что нравится… Выше голову, джедай вас побери! Такой день! Вернее ночь! Империя возрождается. Что по сравнению с этим выговор или пара нарядов…
- Нет там никакого порно, - пробормотал багровый Дитль.
- А что же? – вскинулся старпом.
- Стихи…
- Ну не политические же?
- Нет… о любви, - уставившийся в пульт обер-лейтенант, казалось, более всего желал провалиться сквозь палубу мостика.
- Тем более! – в избытке чувств хлопнул его по погону старпом, - Любовь – это личное дело офицера, если она не мешает долгу!
Довольный собственным высказыванием, он прошагал к майору Крофт.
- Позвольте поинтересоваться наличием информации, уличающей в чем-либо моего офицера?
Крофт вскинула на старшего помощника «Браксы» расширенные глаза.
- Ничего нет.
- То есть подозрения беспочвенны, и офицер Дитль может продолжать службу?
- Да конечно.
- Передать ему личный датапад?
Майор Крофт прижала к пышной груди датапад с такой поспешностью, как будто старпом покусился на все имперские тайны.
- Я сама!
- Как вам будет угодно.
Удовлетворенный услышанным, старший помощник поспешил к вызывавшему его командиру разрушителя, а майор Крофт медленно, словно идя на эшафот, приблизилась к Дитлю, который, выполняя приказ коммандера Омнера, уже передал управление новой смене и шел со своими людьми в кают-компанию.
- Обер-лейтенант, задержитесь на минутку.
Дитль и Крофт отошли в боковой тупиковый коридор, ведущий к каким-то техническим помещениям.
- Вот ваш датапад… Приношу извинения… Служба, - контрразведчица старательно прятала глаза от Реджинальда.
- Понимаю, - Дитль тоже не отрывал взгляда от ребристой фактуры палубы.
Сторонний наблюдатель наверняка провел бы много времени, пытаясь определить - кто из двоих собеседников более смущен.
Наконец Крофт, грудь которой вздымалась от взволнованного дыхания так, что можно было переживать за целостность кителя, решилась.
- Это… то, что там написано… действительно мне?
- М-м-м-да. – буквально простонал багровый Дитль.
- А… откуда вы… откуда ты узнал про белье и родинки? И все, что там написано – это правда?
- Это все правда, госпожа Крофт! – сжимая датапад, выпалил обер-лейтенант, пятясь назад.
Неожиданно длинные пальцы контрразведчицы схватили его за плечи и привлекли назад. Реджинальд заворожено посмотрел в огромные влажные глаза женщины.
- Это все правда. Я давно люблю вас, но не мог заставить себя признаться…
- А вот это самое важное признание, которого я добилась! – Крофт, казалось, помолодела лет на десять и выглядела сейчас моложе самого Дитля.
- И запомни, меня зовут Кора!
Уже не удерживаемый занятыми более важными делами руками датапад загремел по палубе, а случайно заглянувший в закуток флотский гвардеец тут же выскочил обратно с непроницаемым лицом и махнул рукой своим товарищам, спешившим продолжить празднование нового года, а теперь еще и возрождения Империи после отмены боевой тревоги.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™