Список форумов LORDVADER.ORG LORDVADER.ORG
Ни разу не фанклуб Дарта Вадика
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

ФФ. Один день осени.

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов LORDVADER.ORG -> Готэм
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Лисса



Зарегистрирован: 22.05.2005
Сообщения: 2083
Откуда: Смоленск, Россия

СообщениеДобавлено: Вс Окт 03, 2010 1:51 pm    Заголовок сообщения: ФФ. Один день осени. Ответить с цитатой

Название: Один день осени
*Рассказ в пяти частях*

Автор: Лисса
Персонажи: Бэтмен, Джокер
Рейтинг: PG
Жанр: местами – приключенческий, порой – философский и почти повсеместно слегка ироничный.
Диклаймер: герои принадлежат сами себе ну и DC и WB
Комментарий: События происходят после «Темного рыцаря», когда Джокер в очередной раз сбегает из Аркхэма, ну а Бэтмен… почти как обычно.
Статус: закончен

Часть первая, в которой Джокер спасает Бэтмена.

В переулке шел бой. Возможно, другие видели бы банальную уличную разборку, но для этого человека происходящее внизу было битвой. Наверное, потому, что он хорошо знал одного из участников драки.
Джокера это совсем не касалось. Совсем. Но почему-то в тот самый миг, когда серая фигура кошкой запрыгнула на спину к черной, его рука потянулась к ножу. Логика подсказала бы, что ему незачем вмешиваться, но отношения с этой дамой у клоуна не сложились давно. А, может быть, роль сыграло то, что все это до боли напоминало засаду. Джокер часто сам не играл честно и не ожидал честности от других, но вот лицезрение подлости в отношении Бэтмена в нем что-то затронуло - и побудило вмешаться, чтобы чуть-чуть уравнять шансы.
Правда, вмешаться «чуть-чуть» у него не вышло, потому, что его «любимый враг» тяжело осел в грязь. Пришлось заняться метаньем ножей. Их рукоятки привычно ложились в ладони, а мишени, наверное, даже не удивились – и отошли в иной мир, полные радости от удачной охоты. Не самая скверная смерть, если уж разобраться.
И вот его приз: три мертвых тела в узеньком переулке и один парень в доспехах. То ли раненый, то ли или контуженный - в темноте не понять. Клоун легко спрыгнул вниз и подошел ближе. Дело яснее не стало. Во всяком случае, признаков жизни Бэтмен не подавал, и Джокер, чертыхнувшись, поволок тяжелое тело поближе к уличному фонарю. Снял перчатку, нащупал пульсацию сонной артерии. Что же, на месте его не убили, и это уже радовало. Крови тоже не было видно. Любовь к ножам сделала клоуна почти что экспертом, и он точно знал, как быстро может натечь здоровенная лужа, если задеть крупный сосуд. Однако не все убийцы предпочитали ножи, были и прочие изыски вроде заточенных спиц. И, разумеется, рассмотреть такое ранение ночью на типе в доспехах казалось фантастикой.
Джокер прикусил нижнюю губу, размышляя над нарисовавшейся перед ним проблемой. Чисто в теории, он мог бросить Бэтмена здесь, надеясь на то, что к утру Мышь очнется и самостоятельно уберется… туда, где прячется днем. Но он, разумеется, так не поступит - по многим причинам. Во-первых, Бэтмена может кто-то найти… и добить, что будет совсем не смешно. Стоило вмешиваться, чтобы потом оставить Мыша мелкому криминалу, так сказать, в подарочной упаковке. Во-вторых, Бэтмен вполне мог быть ранен, а, значит, способен легко умереть самостоятельно, без оказанной помощи. В-третьих, судя по состоянию, Мыш вполне мог не очухаться до утра, а это значило бы конец его, Джокера, долговременному развлечению.
Бэтмен разоблаченный, Бэтмен в тюрьме – это звучало еще хуже, чем «умерший Бэтмен». Кому, как ни Джокеру знать: человек вполне может умереть в душе, оставаясь при этом вполне дышащим и разговаривающим. Пожалуй, убить его здесь в этом случае было бы… милосерднее.
Но, если нельзя бросить Бэтмена здесь, то – куда же его спрятать?
Джокер не хотел – да и физически не мог - волочить эту тушу в собственное убежище. Он часто менял адреса, но в данный момент прятался на другом конце Готэма. Оставался один вариант: найти укромное место где-то поблизости. Ближайшие дома отпадали: найдя трупы, полицейские непременно их навестят, пытаясь найти очевидцев. Значит, придется пройти пару кварталов и попытать счастья чуть дальше, в районе пореспектабельнее.
Клоун легко шел на убийство, этот барьер в его психике был сломан еще годы назад, и сейчас чья-то смерть вызывала не больше эмоций, чем чашка чая. Раньше он без проблем «выселял» из квартир неудобных жильцов, но сегодня внимания не хотелось. К тому же, мысль о том, как именно «отблагодарит» его Бэтмен, очнувшись в квартире наедине с трупом хозяина, заставляла заныть не до конца еще зажившие ребра. Джокера часто били, и он к такому привык, но даже такой фрик, как он, понимал, когда надо притормозить, если не хочешь улечься в койку очень надолго. Ему часто доставалось в последнее время, поэтому, взвалив Бэтса на плечо и с трудом удержавшись от стона, Джокер решил, что на сегодня ему хватит и одного безжизненного тела.
Пройдя со своей ношей пару кварталов, клоун решил, что уже удалился достаточно далеко и скользнул в приглянувшийся открытый подъезд. Оставив Бэтмена под лестницей, кошкой скользнул вверх, прислушиваясь и даже принюхиваясь. Он точно знал, что сейчас в этом районе есть немало пустующего жилья. Здесь жил средний класс Готэма, который мог позволить себе скоротать уик-энд где-нибудь на природе. На дворе была глубокая ночь, и большей части людей тишина за дверьми показалась бы одинаковой. Жильцы спали, не производя тех шумов, что обычно свидетельствуют о присутствии человека. Но Джокер был исключением из многих правил, а жизнь, которую он вел, способствовала развитию интуиции. Вот и сейчас он, нигде не задерживаясь, минул три этажа и остановился лишь на четвертом, перед массивной деревянной дверью.
Она была заперта.
Самым простым способом (с его точки зрения) было бы влезть в квартиру через окно, благо этаж был последним, а комплекция клоуна вполне позволяла ему лазить по форточкам. Он так и сделал бы, если бы не одно «но»: Бэтмена стоило бы убрать из подъезда как можно скорее, поэтому клоуну пришлось изменить своим правилам. Он не носил с собой отмычек и других хитрых штучек домушника, но есть и другие способы проникнуть в жилище.
Для начала, клоун заглянул под дверной коврик. Обычно жильцы оригинальностью отличались, и в половине случаев запасной ключ лежал именно там. Но сегодня не повезло. Значит – план Б. Достав из кармана очередной нож, Джокер вогнал его в дверную петлю и налег на рукоятку, пытаясь повернуть лезвие. Будь сталь чуть похуже, клоун остался бы просто со сломанным ножом, но привычка всегда брать только лучшее оружие опять сослужила хорошую службу. Дверь подалась. С более новыми моделями такой финт бы не прошел, но эта грозно выглядящая деревяшка легко снялась с петель.
Весила он все же немало, хотя, разумеется, меньше, чем Бэтмен в доспехах.
Джокер поставил дверь к стене и сбежал по лестнице вниз, за Бэтменом. Тот до сих пор не очнулся. А жаль: в глубине души клоун надеялся, что Темный рыцарь всего лишь немного ударился. Но – нет, так нет, пришлось снова взвалить его на плечо и, шепча под нос заковыристые проклятия, затащить тело в чужую квартиру.
Джей не ошибся: она была пуста. Кое-как прицепив дверь на место, он включил свет и, удостоверившись в отсутствии жильцов, присел на корточки перед Бэтменом. Тот был со всей очевидностью жив, но долгий обморок настораживал. Джокер с большой неохотой подумал о том, что Мыша придется раздеть – других способов понять, что же с ним, рассудок не выдавал. Черный кевлар надежно хранил под собой все его травмы.
Клоун внимательно осмотрел доспех Бэтмена, пытаясь понять, как вообще это снимается. Навряд ли Мыш тратил на одевание пару часов, это совсем не в его стиле. Природная наблюдательность и некоторая сноровка, полученная в обращении с оружием и средствами защиты от оного, быстро сделали свое дело, и позволили Джокеру оперативно освободить от брони торс Темного рыцаря. Под броней обнаружился черный трик, и клоун с облегчением убедился в том, что дырок от ран в ткани не было. Зато он нашел сломанную иглу в правом плече, и, поискав повнимательнее, еще одну – в шее. Это многое объясняло, но порождало еще больше вопросов. Значит, Бэтса хотели лишь усыпить. Но для чего? Сдать полиции? Похитить, чтобы потом убить не спеша, наслаждаясь мучениями?
Каждый из этих вариантов сулил неприятности.
Испугать таким Джокера было сложно, но подлое покушение на дорогого врага задело его неожиданно сильно. Мыш как-то исподтишка пробрался в его жизнь и стал ее частью, и мысль о том, что его будет мучить кто-то другой, вызывала желание выпустить этому типу кишки. Клоун хмыкнул: он что, защищает Темного рыцаря? Со смеху умереть можно, да вот почему-то не хочется. Бэтс будил в нем что-то, в чем клоун категорически не желал разбираться.
Но даже его самого удивило облегчение, испытанное от того, что он может не снимать с Бэтмена маску. Мысль о том, чтоб бы подумал идеальный рыцарь без страха, проснувшись в незнакомой постели, наконец-таки вызывала приступ веселья… но даже столь привлекательная картина не стоила того, чтобы своими руками убить Тайну. Их было двое: Бэтмен и Джокер. Если у Бэтмена появится имя, то Джокеру станет совсем одиноко.
Потому, что свое имя и прошлое он вспоминать не хотел.
Бросив снятую броню в коридоре, клоун (в который раз!) взвалил на плечо бесчувственное тело, и прошествовал вместе с ним в спальню. Комната в заемной квартире была только одна, и кровать занимала значительную ее часть. Посмотрев на нее, Джокер подумал, что в этом доме жили люди, не отказывающие себе в удовольствиях: здесь можно было легко уместиться даже втроем. Оставалось лишь надеется, что страсть хозяев распространялась и на желудок, в смысле – на содержимое холодильника. Сам Джокер был очень умерен в еде, но вот голодный Бэтмен мог быть еще злее обычного.
Глядя на черную фигуру, ставшую такой хрупкой на огромной кровати, Джей задавался вопросом, почему он все еще тут. Он убедился, что Бэтси жив и что ему ничего особенно не угрожает – ну, разве что, головная боль утром. Так что же мешает ему сделать Бэтмену ручкой и, оставив визитку, выйти через окно, не дожидаясь рассвета?
Пожалуй, что ничего.

Часть вторая, в которой Бэтмен спасает Джокера.

Они появились беззвучно, молча скользнув из теней, серые на фоне камня домов. Сначала это казалось ему легкой задачей: всего только двое на одного. Это сыграло с ним злую шутку: сосредоточившись на двух противниках, Бэтмен упустил из виду третьего, и заметил его слишком поздно. Внезапная тяжесть – и ощущенье падения, гораздо более долгого, чем должно быть при падении с высоты своего роста. Серый асфальт, казалось, расступился, позволив ему скользить все ниже и ниже, в бесконечную вязкую черноту.
Его кошмары всегда начинались именно так, а потом наполнялись контекстом. Правда, смысл не менялся: он падал, падал и падал. В разных обличиях, в разных местах, но всегда в темноте. Порою проверенный плащ не превращался в надежные крылья, а продолжал висеть тряпкой до тех пор, пока мостовая не превращалась в его собственную кровать. Иногда он срывался с крыш, иногда – падал с мостов… но никогда не выпрыгивал из обреченного поезда, как это было в реальности. И единственное лицо, иногда появляющееся в этих кошмарах, не было лицом Раса ал Гула, это была размалеванная физиономия того, кто называл себя «Джокер».
Даже во сне Брюс четко помнил о том, что на самом деле все было не так, что это Джокер падал с крыши - и летел вниз, истерично смеясь. Но кошмару не было дела до истины, и во сне падал именно Бэтмен. Как падал много раз до того, с тех самых пор, когда в детстве свалился в колодец. После обучения в Тибете кошмары на время ушли, но с гибелью Рейчал вернулись. Правда, с не очень приятными бонусами.
От Джокера, положительно, не было покоя ни во сне, ни наяву.
Бэтмен часто спрашивал себя о том, зачем же он спас это чудовище. Это было так просто: всего лишь промедлить и их с Готэмом проблемы были бы навсегда решены. Но руки оказались быстрее рассудка. Впрочем, нет, кого он обманывает: ведь Джокер тогда был беспомощен и, узнав о том, что эта мразь уготовила Харви, он мог бы легко отцепить трос… оборвать только одну не нужную обществу – и самому обладателю – жизнь ради спокойствия остальных.
Мог, но не сделал.
Когда Уэйн думал об этом днем, он отговаривался принципами. Но сейчас, в плену у привычного кошмара, он твердо знал: никто не заслуживает того, чтобы бесконечно падать, не имея надежды спастись иным способом, кроме смерти… даже во сне. И тем белее – наяву. Тогда, обезумив от горя и почти поддавшись жажды мести, он спас своего врага потому, что давно знал: его самого уже никто не спасет. Ни в привычном кошмаре, ни в недружественной реальности. А, значит, нельзя упускать шанс защитить от темной пропасти кого-то другого, пусть даже и Джокера.
А что до него самого… право же, глупо представить, что кому-то потребуется защитить того, кто постоянно спасает всех остальных. Для подобного нужно быть сумасшедшим.

Часть третья, в которой клоун ведет себя необычно… для Джокера.

Уложив Бэтса в кровать, Джокер все же не убежал прочь, а просто пошел на кухню. Хозяева оказались людьми запасливыми, и, к тому же, отчасти - ленивыми. Их холодильник ломился от полуфабрикатов, и, глядя на аппетитные котлеты и куски пиццы, клоун подумал о том, что и ему тоже следует подкрепиться. Он даже не помнил, когда ел в последний раз: сутки назад? Полтора? Голода он не испытывал, но временами он заставлял себя что-нибудь проглотить, чтобы не упасть замертво.
Размышляя над этим вопросом, клоун приходил к выводу, что лечение в Аркхэме лишь повредило его здоровью, не прибавив «нормальности». Чисто в теории после приема антипсихотиков он должен был набирать вес. В клинике так и было, но, после очередного побега и прекращенья лечения, аппетит пропал совершенно. В итоге сейчас Джокер напоминал скорей недокормленного подростка, чем взрослого мужчину, а что может быть хуже физической слабости в мире, живущем насилием? Поэтому клоун достал пиццу, и, морщась, засунул ее в печь. Потом - сел на стул, ожидая звонка о готовности пищи.
Джокер до ужаса не любил вот такие моменты, когда он никуда не бежал и пребывал в одиночестве. В основном - потому, что тогда приходилось прислушаться к внутренним ощущениям, а они говорили ему мало хорошего. Ребра пронзало колющей болью при каждом вдохе, нога, некогда поврежденная при падении с крыши, ныла от лишней нагрузки в виде веса Бэтмена, а о пояснице вообще стоило помолчать. К тому же, лицо под гримом уже неприятно чесалось. Обычно клоуну легко удавалось забыть про столь мелкие неудобства, но сегодня ночь выдалась аховая. Лучше уж пара снайперов и целый взвод копов с оружием, чем сидеть у плиты, как порядочная домохозяйка. В теории Джокер знал, что люди порою стремятся к покою, но для него это был просто яд. Отчасти, поэтому он так ужасающе чувствовал себя в стенах лечебницы.
Подоспевшая пицца спасла положение, позволив встряхнуться переключить внимание на еду. Без всякой охоты вгрызаясь в тесто зубами, клоун подумал о том, что волновало его куда больше физической боли.
Зачем он вообще спас Бэтмена? И, главное, почему сидит тут? Соскучился по психушке?
Аркхэм оставил после себя отвратительное впечатление, и уже это было причиной для проявления благоразумия. Но Джей признался сам себе в том, что ощущает какое-то внутреннее родство с Темным рыцарем. Не столь сильное, чтобы перестать его изводить, но вполне достаточное для того, чтобы не дать ему умереть. Однажды, в полиции, он уже говорил Бэтсу о том, что они одинаковые, но тогда сам не верил в то, что говорит чистую правду.
Джокер редко ошибался в людях, а про Бэтмена его интуиция просто кричала о том, что этого человека жизнь тоже переехала всеми гусеницами. Если бы клоун еще мог кого-нибудь пожалеть, то Мышь, пожалуй, был бы претендентом номер один.
Увы, слишком много воды утекло.
Кстати, о воде. Клоун подумал о том, что если с ребрами и суставами он ничего сделать не может, то ликвидировать хотя бы одну неприятность вполне в его силах.
Бросив тарелку в раковину, он проследовал в ванную, посмотрев в зеркало на небрежно наложенный грим. Судя по ощущениям, щетина на подбородке выросла уже достаточно для того, чтобы возникла необходимость в бритье, а, значит, краску с лица все равно придется смыть. Обычно Джокер обновлял грим пару раз в день, позволяя коже чуть-чуть «подышать» в промежутках, но тут обновлять было нечем.
Мысль о том, что проснувшийся Бэтс увидит его без раскраски, превращающей его лицо в маску клоуна, чуть было не заставила Джокера остановиться. Но потом он вспомнил свои чувства при мысли о том, чтобы снять с Бэтмена маску, и зло усмехнулся собственному отражению. Если его враг тоже не хочет видеть в противнике человека, то отсутствие грима станет плюсом. Маленькой компенсацией за то, что он чувствует, протащив на себе Мыша.
Все еще ухмыляясь, клоун начал стирать грим с лица.

Часть четвертая, в которой мистер Уэйн ведет себя необычно… для Бэтмена.

Брюс проснулся от гадкого ощущения: у него жутко раскалывалась голова. Первый рецепт борьбы с головной болью гласит, что нужно немножечко полежать в тишине, к тому же, сон никак не хотел выпускать Уэйна из цепких объятий. Умом он уже понимал, что лежит на кровати, и его пальцы вцепились в подушку, но полусонный мозг еще обыгрывал ощущения головной боли, подобрав аналогию обруча на голове. Почему-то во сне он был в бэт-костюме, а обруч на голову нацеплял Джокер.
Ну, что же, Брюс давно привык к тому, что психопат сниться ему по ночам.
Не открывая глаз, Уэйн потянулся к источнику боли, собираясь слегка помассировать голову – и резко сел на кровати. На нем была маска Бэтмена. Ночная жизнь, конечно, выматывала Брюса, но он никогда не доходил до того, чтобы улечься в кровать прямо в доспехах. Строго говоря, он вообще не мог вспомнить, как вчера возвращался домой. Такого с ним не случалось со времен недолгой студенческой жизни. Память с неохотой восстанавливала события прошлой ночи: полет над Готэмом, засада в узком переулке. И – чернота.
«Может быть, я попал в плен?» - подумал Уэйн.
Но он не был связан, и маска была на месте. Правда, часть брони отсутствовала, и за это ему стоило бы сказать большое спасибо тому, кто уложил его спать, иначе болела бы не одна голова.
Щурясь от света, Брюс осмотрелся по сторонам. Это явно был не пентхауз Уэйна, но и на камеру – или, как вариант, аркхэмскую палату, обстановочка не тянула. Скорее, она напоминала уютное гнездышко молодоженов, лишь только с той разницей, что в королевской кровати лежал он один. Комната тоже была пуста, но за стеной были слышны признаки жизни. Лилась вода.
Бэтмен попробовал встать – и чуть было не рухнул обратно от неожиданного головокружения. В глазах потемнело. Судя по ощущениям, его сон не был естественным: скорее, его вызвала какая-то медикаментозная гадость. Тем больше резонов познакомится с тем, кто его сюда притащил.
Осторожно ступая и, на всякий случай, держась поближе к стене, Брюс пошел в направлении звуков. Далеко идти не пришлось: квартира оказалась совсем маленькой. Звуки раздавались из ванной. Слегка приоткрыв дверь, Уэйн увидел такую картину: из открытого крана в раковину бежала вода, а на коврике сидел молодой человек и дремал, положив голову на бортик ванны. Лица его было не рассмотреть, но, судя по влажным волосам, задремал он недавно. Уэйн подумал, что неизвестный использовал испытанный поколениями способ борьбы с сонливостью – сунуть голову под холодную воду. Но, видимо, это не помогло.
Брюс открыл дверь пошире, и она предательски скрипнула. Человек тут же проснулся – и Уэйн ощутил себя во вселенной кошмара. Потому, что на полу в ванной сидел… Джокер. Правда, он выглядел не совсем клоуном, но это лицо с жуткими шрамами он узнал бы даже наощупь, а не то, что без грима.
- Ты рано проснулся, - сказал преступник. Бэтмен отметил, что клоун не выглядит удивленным. – Учитывая полученную тобою дозу транквилизатора, я считал, что ты будешь в отключке как минимум до полудня.
В ванной не было окна, но он, видимо, хорошо чувствовал время. Привычка тех, кто долго сидит взаперти.
- Чтобы ты успел меня связать и… - думать о том, что следует за «и» не хотелось. Фантазия Джокера всегда казалась Уэйну больной, и от одной мысли о том, чтобы оказаться беспомощным в его руках, ощутимо знобило. Он предпочитал другой вариант: клоун в смирительной рубашке, запертый в Аркхэме. – Что это вообще за любовное гнездышко?
Клоун истерично расхохотался, а до Брюса внезапно дошла вся пикантность того, что он только что произнес. Он понадеялся, что Джокер не вцепится в оговорку. Пустые мечты.
- Надеюсь, ты не считаешь, что я всю жизнь мечтал только о том, чтобы уединиться с тобой? – теперь в голосе Джея сквозило презрение. – По-моему, ты слишком эгоцентричен, особенно для альтруиста.
- Тогда – зачем ты похитил меня? – Брюс был немного сбит с толку таким проявленьем эмоций.
- Я тебя не похитил, - раздражение в голосе клоуна стало явным. – Я тебя спас. И теперь уже почти об этом жалею.
Память Бэтмена выбрала как раз этот момент, чтобы окончательно довести до сознания подробности прошлой ночи. На него нападали не клоуны из банды Джокера, это точно. Но - вот поверить в то, что фрик его спас?
Невозможно. Невероятно.
- Молчаливым ты мне нравился больше.
Джокер встал с пола, слегка скривившись от боли. Брюс сразу насторожился: он почти что из первых рук знал, как трудно вызвать у клоуна такую гримасу.
- Ты сам-то в порядке? – спросил он. В ответ раздалось фырканье:
- Заботливый Бэтмен. Не ожидал, - Джокеру было странно ощущать заботу со стороны Мыша, а потому он дежурно съязвил: - Может, и личико мне покажешь?
- Что же ты сам на него не взглянул? – головная боль не добавила Брюсу доброты, а вот язвить в таком состоянии получалось неплохо.
Клоун в ответ промолчал. Потом – задал встречный вопрос:
- Что ты планируешь делать?
- Сейчас или в принципе?
- Ну, для начала – сейчас. На дворе уже утро. И может быть, - Джокер кинул на Бэтмена испытующий взгляд, - о тебе уже кто-то волнуется.
«Конечно, волнуется. Но не та, о ком ты думаешь», - мог бы ответить Брюс. Хотя, может быть, фрик совсем не имел в виду женщину.
- Для начала, я хотел бы принять душ. Так что – выметайся отсюда.
- Слушаюсь, мой господин, - клоун шутливо поклонился. – Тебе потереть спинку или просто ждать с чашкой кофе?
- Кофе – это было б неплохо, - сказал Уэйн, выставляя Джокера в коридор. Почему-то он был уверен, что фрик никуда не уйдет. Клоун вел себя странно, но Брюсу совсем не хотелось сейчас думать о его странностях. А еще меньше хотелось лишь одного: им потакать.

Часть пятая, в которой все говорят о любви...

Клоун, действительно, никуда не ушел. Но и с кофе тоже надул: когда Брюс, завернутый в одно полотенце, появился из ванной, он просто сидел на кровати. Проходя мимо, Уэйн подумал о том, что ради такого удивления на лице у врага стоило даже разрушить свое инкогнито. Хотя основной причиной того, что он все же решился снять маску Бэтмена, было то, что он не верил в способность Джокера совладать с любопытством, реакция фрика все равно стоила многого.
- Ну и ну…
Брюс повернулся, красноречиво подняв бровь.
- Отличные мускулы, - Джокер плавно перетек из сидячего положения в позу лежа на животе и теперь болтал в воздухе ногами. – Теперь мне понятна твоя оговорка насчет «любовного гнездышка». Такого красавца похитить не стыдно.
- Тебе все равно здесь навряд ли что-нибудь светит, - Брюс открыл шкаф и начал по-хозяйски там рыться. Эта активность должна была скрыть смущение от того, какой оборот приняла их беседа.
- Ну, я, разумеется, не красавец, - прошелестел за спиной ироничный голос Джокера, - но вот похитить могу. Как-нибудь в будущем так и сделаем. Реализуем твои эротические фантазии, а?
Уэйн резко обернулся - и встретил насмешливый взгляд. Широкую улыбку на лице, которое улыбалось всегда, вообще можно не упоминать. Несомненно, что его гнев доставил клоуну редкое удовольствие.
- По-моему, ты говорил что-то про кофе, - вернул удар Брюс. – Для того чтобы попасть в список фантазий, нужно иметь хотя б пару достоинств.
Джокер уже ему снился – в кошмарах – но говорить об этом Уэйн даже не собирался.
- Одна чашка кофе – и я среди златовласых блондинок… или – чопорно-строгих брюнеток, - клоун мечтательно усмехнулся, а Брюс крепко сжал кулаки, услышав в этом намек на любимую Рейчал.
– Пожалуй, что я на это куплюсь.
И, напевая что-то под нос, удалился в сторону кухни. Уэйн сел на кровать, заняв место Джокера, и спросил сам себя, зачем он вообще начал играть в эти игры с законченным психопатом. Зачем провоцирует человека, крыша которого не на месте? С Джокером-то все ясно. Клоун – фрик, но он сам-то!
Вспомнилась фраза: «Ну, я, разумеется, не красавец». Несомненно, что изуродованное лицо многих отпугивало, и, несомненно, так же, что шрамы сыграли важную роль в том, что Джокер стал Джокером. Так стоило ли развивать эту тему?
«Стоило», - решил Брюс. Этот человек всегда смеялся, даже когда Бэтмен его бил, ответом была только ухмылка. Так что, если шрамы – это единственная ахиллесова пята Джокера, то ее надо использовать. Клоун всегда демонстрировал презрение к тому, как он выглядит в глазах окружающих. Но сегодня Брюсу пришло в голову, что это он демонстрировал очень уж явно.
«Может быть, все это: костюмы ядовитых расцветок, яркий грим, зеленые волосы, - лишь способ скрыть то, как сильно его ранит это уродство?» - предположил Уэйн. На первый взгляд, Джокер вообще не казался человеком, которого можно ранить. Но на второй… он все же был человеком, а человек просто не мог не иметь слабостей.
«Возможно, мне стоит ему подыграть? Заодно и проверю некоторые предположения».
- Я понял, в чем твоя проблема, - сказал Брюс, когда Джокер вернулся в комнату. С кофе. – Когда ты в последний раз целовался?
- Ай-ай, Бэтс, - клоун погрозил ему пальцем свободной руки. – Ты бы хоть подождал, пока я чашку поставлю. Могу ведь разлить… от таких потрясений, - он поставил чашку на столик и продолжил с непередаваемой насмешкой:
- С чего это тебя так озаботила моя личная жизнь?
- Материал собираю, - нашелся Брюс. - Для дальнейшего фантазирования.
Разорванный рот растянулся в улыбке:
- Я был о тебе куда лучшего мнения – в плане фантазии, - Уэйн обратил внимание на то, что клоун на вопрос не ответил, и решил усилить нажим. Он подошел ближе, и, забрав чашку кофе, стал пристально рассматривать его поверх ободка, делая вид, что наслаждается напитком.
Это далось нелегко: кофе у клоуна был отвратительный.
- И все же – когда тебя кто-нибудь целовал? Как давно это было?
- Тебе всех подружек моих перечислить? – насмешка из голоса никуда не пропала, но вот в глазах пряталась настороженность. Поэтому Бэтмен решительно пошел во банк, и, нацепив на лицо лучшее выражение из разряда «чванливый миллиардер», отрезал:
- Со шлюхами не целуются.
Эффект последовал тут де, причем – примерно такой, на какой Брюс и рассчитывал. Даже приятно, что и он тоже может просчитывать действия Джокера.
- Со шлюхами? – возмутился клоун. – А как называются все те красотки, что вьются вокруг ваших денег, мистер Уэйн? Как давно ты-то сам был к кому-то привязан? Как давно это был не просто вид спорта, а что-то… чуть большее?
- Ты знаешь ответ, - Уэйну никогда не нравилось то, как фрик постоянно умудряется перевести разговор со своей персоны на его, Брюса, личность, и он был настроен решительно с этим бороться. Помня о том, что клоун слишком хорошо вычислял болевые точки собеседника, так что хотелось лишь одного: ударить в ответ, и не только словами. Но – нет, не сегодня.
- Любовь детства, - Джокер скривил губы в улыбке. – Романтизированная и идеальная, потому, что не дала тебе шанса увидеть свои недостатки. Думаю, те девицы, с которыми я целовался когда-то, навряд ли пришли бы в восторг, повторив этот опыт сегодня.
- Из-за шрамов? – прямо спросил Бэтмен.
Клоун поднял руку к лицу, коснувшись раны на губе.
- Конечно, ты прав: не слишком приятно целоваться с человеком, который выглядит так, как я. Хотя некоторым из них это нравится. Придает колорит. Но я говорил про другое: что мы оба, и я и ты, не стали лучше с годами. Может, когда-то возраст и шел человеку на пользу, делая его мудрее, но явно не здесь и сейчас. Что же касается строительства отношений, то уже показал, как классно ты это умеешь. Одни оплеухи взамен аргументов.
На счет оплеух Джокер был прав: Брюс и сам иногда ловил себя на том, что стал куда чаще «распускать руки», надев свой костюм Темного рыцаря. Можно было успокаивать себя тем, что он бил преступников, но в глубине души Уэйн знал, что это лишь отговорка. В каждом человеке есть что-то плохое и что-то хорошее. Если идти у плохого на поводу, можно стать вот таким… Джокером.
- Я все же не убиваю людей, - сказал он.
Джей рассмеялся:
- Напомни, о чем мы сейчас говорим: о Добре и Зле, или все же о поцелуях, а то мы уже как-то скачем по темам. Вообще, мой психоаналитик из Аркхэма искренне думал, что корень проблем лежит ниже пояса, так что подобным подходом меня не удивить, - тут клоун опять посерьезнел: - Ты не одобряешь меня, и я это знаю. К тому же, мне, в общем, плевать на твое одобрение. Только не говори, что решил меня… поймать, подойдя к этому делу с неожиданной стороны.
- Я хочу знать, что ты есть.
- Я – сумасшедший убийца. Тебе это скажет каждый на улицах Готэма.
- Но меня-то ты спас.
- У психов есть свои слабости, - он скользнул взглядом по все еще не одетому Брюсу. – Надеюсь, ты не всерьез собираешься рассчитаться натурой? Ты – умный мальчик, Бэтси, так что – не стоит заигрываться.
- А я тебе должен?
- Вообще говоря – да, но я предпочел бы про это забыть.
- Почему?
- Не люблю долги, они слишком связывают обязательствами. А наши с тобой отношения вполне устраивают меня в своем теперешнем варианте. Я – псих, ты – герой, и все счастливы. Впрочем, если ты еще не счастлив, то это легко поправимо, - Джокер сделал паузу, и, понизив голос, прошептал:
- У нас есть пицца и ДВД. Бэтс, разве это – не счастье?
Вместо ответа Брюс упал на кровать, задыхаясь от смеха. Да, да, он знал, что это глупо, но ничего не мог с собою поделать. Когда Джокер смеялся, то окружающим приходилось рыдать. Но тот же клоун, предлагающий провести утро у телевизора с куском пиццы… вполне вероятно, что виной подобной реакции все же была доза лекарств, полученная им прошлой ночью, но Уэйн хохотал до тех пор, пока ребра не свело болезненной судорогой.
- Гм… похоже, что ты представляешь себе нормальный досуг как-то по другому, - резюмировал клоун. – Ну, мы с тобою и парочка…

КОНЕЦ
_________________
"...if you start with Star Wars, then Vader’s just the villain, and that’s it. But you don’t realize that he’s a human being, that he’s got problems"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов LORDVADER.ORG -> Готэм Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group